Главная - Полководцы Мира - Русские полководцы - Полководцы Побед – Маршал Конев


Полководцы Побед – Маршал Конев
Полководцы Мира - Русские полководцы

полководцы побед – маршал конев

Седьмым на Параде Победы 24 июня 1945 года шел полк 1-го Украинского фронта

Иван Степанович Конев - один из самых опытных и выдающихся советских полководцев. Призванный в Русскую армию весной 1916 г., он после окончания учебной команды служил унтер-офицером в артиллерийском дивизионе. В 1918 г. вступил в Красную Армию, во время гражданской войны был на комиссарских должностях. Но его заметил К.Е. Ворошилов: Вы, товарищ Конев, по нашим наблюдениям, комиссар с командирской жилкой .

В 1926 г., после курсов совершенствования высшего начальствующего состава, он был назначен командиром полка.

Он вступил в войну командующим 19-й армией, сформированной из войск Северо-Кавказского военного округа, и в труднейших условиях начального периода действовал довольно уверенно. Его полководческие способности наиболее наглядно проявились при нанесении совместно с 20-й армией контрудара в районе Витебска, где было остановлено наступление 3-й танковой группы генерала Гота. 19-я армия успешно действовала и в Смоленском сражении - в частности при нанесении контрудара под Духовщиной. Об этом свидетельствовали присвоение Коневу 11 сентября 1941 г. звания генерал-полковника и одновременное его назначение на должность командующего войсками Западного фронта.

В последующем он командовал войсками Калининского, Северо-Западного, Степного, 2-го и 1-го Украинских фронтов. Войска под командованием И. С. Конева участвовали в Смоленском сражении, Московской и Курской битвах, в форсировании Днепра, освобождении ряда областей России, Украины, Молдавии, Румынии, Польши, Чехословакии, в Берлинской и Пражской операциях.

Но в сентябре 1941-го у Ивана Степановича первый блин вышел комом. Он принял войска фронта, на исходе Смоленского сражения перешедшие к обороне на рубеже от озера Селигер до Ельни, когда германское командование, произведя перегруппировку и подтянув дополнительные силы, готовило новую наступательную операцию на московском направлении под кодовым названием Тайфун . Войска Западного, Резервного и Брянского фронтов не смогли противостоять этому наступлению противника и потерпели серьезное поражение. В частности, войска Западного фронта понесли большие потери, оборона была дезорганизована и развалилась. Г. К. Жуков, в целом высоко отзывавшийся о полководческих качествах Конева, вынужден был отметить, что он не находил себя в обороне .

Конева, как до этого Павлова, ждала тяжелая участь. Но Жуков сумел отстоять его перед Сталиным, заявив, что Конев умный человек и он еще пригодится . Жуков не ошибся.

Мало кому из великих полководцев, как, например, Суворову, удавалось избежать серьезных неудач и поражений. Но величие и определяется умением извлекать уроки.

Конев после неудач в Вяземской оборонительной операции сохранил самообладание, сделал для себя правильные выводы. Уже в середине октября 1941 г., возглавляя правофланговые объединения Западного фронта, он сумел разгромить прорвавшиеся к городу Калинину части 3-й танковой группы немцев и остановить их продвижение, сорвав тем самым планы противника по обходу Москвы с севера. Тогда Ставкой было принято решение о создании Калининского фронта, командующим войсками которого был назначен И.С. Конев.

Об этом сегодня приходится напоминать для того, чтобы и в наше время не спешить вершить суд над офицерами и генералами, у которых произошли те или иные осечки. Многие наши военнослужащие в ходе нынешней контртеррористической операции в Чечне показали себя значительно лучше, чем в кампании 1994-1996 гг.

Полководческий талант И. С. Конева наиболее убедительно и ярко проявился в наступательных операциях. Иван Степанович, по оценке Василевского, по настойчивости и силе воли был наиболее близок к Жукову. Он обладал на редкость хорошей интуицией, умело сочетал мощь артиллерии и авиации с быстротой, натиском и внезапностью удара. Зарубежные военные историки называют его гением внезапности . Он стремился увидеть поле боя собственными глазами, тщательно готовил каждую операцию.

Во второй половине войны большинство наступательных операций наших войск сопровождалось окружением и уничтожением крупных группировок противника, и многие полководцы в том преуспели. Но, видимо, наибольшим мастером этого дела был именно Конев. Задолго до Сталинградской операции он разглядел боязнь немцев оказаться в окружении и потом не раз умело использовал эту их слабость. При этом он стремился не ввязываться в затяжные бои в больших городах, обходными маневрами вынуждал противника покинуть город, что давало возможность уменьшить свои потери, не допустить больших разрушений и жертв среди мирного населения.

Так, в ходе контрнаступления под Москвой Коневым была успешно проведена Калининская наступательная операция против превосходящих сил противника. Несмотря на недостаток сил и средств, он скрытно сосредоточил основные усилия на направлениях наносимых ударов и прорвал оборону западнее и юго-западнее Калинина. Это оказалось настолько неожиданным для противника, что командующий германской 9-й армией под угрозой окружения был вынужден начать отвод своих войск.

С точки зрения развития военного искусства и творческого вклада Конева в этот процесс весьма показательна его деятельность во главе войск Степного фронта при проведении Белгородско-Харьковской операции. Прежде всего совершенно новым делом был ввод в сражение второго стратегического эшелона - войск целого фронта при переходе от обороны в контрнаступление в ходе Курской битвы.

3 августа 1943 г. Степной фронт нанес удар из района северо-западнее Белгорода в направлении Богодухов, Новая Водолага с целью рассечь на части войска группы армий Юг фельдмаршала Манштейна и отрезать пути их отхода от Харькова. Характерным для этой операции было то, что организация и перегруппировка войск производились не как обычно в стабильной обстановке в подготовительный период, а в ходе ожесточенных оборонительных сражений. Наступать приходилось против очень плотных группировок противника, созданных для ведения наступления и вынужденных перейти к обороне. Поэтому боевые действия отличались огромным напряжением и войска с большим трудом преодолевали ожесточенное сопротивление врага.

При планировании Белгородско-Харьковской операции Г. К. Жуков в целом отверг предложение Н. Ф. Ватутина об окружении основных сил немецко-фашистских войск в районах Белгорода и Харькова, исходя из того, что окружение и уничтожение крупной танковой группировки отвлечет много войск, займет много времени, тогда как обстановка требовала быстрейшего выхода к Днепру. Но окружение и уничтожение отдельных группировок противника не исключались.

Конев и на этот раз не отказался от своей излюбленной формы оперативного маневра. Так, когда 13 августа 1943 г. войска Степного фронта прорвали оборонительный рубеж противника на подступах к Харькову, командующий поставил задачу 53-й, 5-й гв. танковой и 7-й гв. армиям охватить город с запада, юго-запада, востока и юго-востока. Манштейн упорно сопротивлялся. Но, когда осталась лишь одна шоссейная и одна железная дорога на Мерефу и Красноград, германские войска дрогнули и начали покидать Харьков. Чтобы не допустить больших разрушений и нанести поражение отходящему противнику, Конев 22 августа отдал приказ на ночной штурм, ограничив при этом авиационные и артиллерийские удары по городу. На следующий день войска его фронта овладели Харьковом.

В последующем войска Степного фронта успешно действовали при форсировании Днепра, освободили Красноград, Полтаву и овладели несколькими важными плацдармами. В ходе проведения Кировоградской операции командующий войсками Степного (теперь 2-го Украинского) фронта генерал армии Конев вновь совершил умелый маневр танковыми силами и, когда обозначился наибольший успех севернее Кировограда, немедленно ввел на этом направлении 5-ю гв. танковую армию и 8-й мехкорпус, которые во взаимодействии с общевойсковыми армиями окружили противника. 7 января 1944 г. город был освобожден.

Свое доведенное до совершенства полководческое искусство по окружению и уничтожению в короткие сроки крупных группировок противника Конев проявил в Корсунь-Шевченковской операции, которую проводил во взаимодействии с войсками 1-го Украинского фронта генерала Н.Ф. Ватутина.

Внезапность наступления обеспечивалась тем, что оно было предпринято ранней весной 1944 г., в условиях распутицы и бездорожья. Манштейн не ожидал, что в такое время может начаться крупное наступление. Внезапности способствовали оперативная маскировка основного удара и демонстрация сосредоточения сил на второстепенном направлении.

В соответствии с замыслом Ставки ВГК 2-й Украинский фронт перешел в наступление 24 января 1944 г. - на двое суток раньше 1-го Украинского. С прорывом главной полосы обороны противника командующий фронтом ввел в сражение 5-ю гв. ТА. Навстречу ей в полосе 1-го Украинского фронта была введена 6-я гв. ТА, и 28 января эти танковые группировки соединились в районе Звенигородки, завершив окружение группировки численностью около 80 тыс. человек, более 230 танков и большого количества другой техники. Одновременно активными действиями других танковых соединений и общевойсковых армий был создан надежный внешний фронт окружения, чтобы не допустить деблокирования окруженной группировки и обеспечить благоприятные условия для быстрой ее ликвидации. При этом окружение и уничтожение противника производились не последовательно, а практически одновременно, как единый процесс. Это было новым достижением в стратегии и оперативном искусстве. И. С. Конев тогда стал Маршалом Советского Союза.

В ходе операции, когда одна из групп противника пыталась вырваться из окружения в полосе 27-й армии, Конев предложил Верховному переподчинить ему все войска, занимавшиеся уничтожением окруженного противника - в том числе и 1-го Украинского фронта. Формально, с точки зрения оперативно-стратегической, это было, видимо, правильным решением. Но при этом Иван Степанович не счел нужным предварительно посоветоваться с Г.К. Жуковым, которому Ставкой было поручено координировать действия двух фронтов, и допустил некорректность по отношению к Н.Ф. Ватутину и в целом к 1-му Украинскому фронту. А в результате в приказе ВГК по итогам Корсунь-Шевченковской операции войска 1-го Украинского фронта даже не упоминались...

Очень умело действовал Конев и в Уманско-Ботошанской операции, взяв в клещи основные силы 8-й немецкой армии и разгромив их в короткие сроки. В результате стремительного развития наступления войска 2-го Украинского фронта 26 марта 1944 г. вышли на Государственную границу СССР, а затем и вторглись на территорию Румынии.

В мае 1944 г. Конев назначается командующим войсками 1-го Украинского фронта и проводит Львовско-Сандомирскую стратегическую операцию по разгрому группы армий Северная Украина , освобождению западных областей Украины и юго-восточной части Польши. Принимая решение на операцию, Конев предусмотрел нанесение двух примерно равных по силе ударов. Но Сталин усомнился в целесообразности этого, полагая, что нужно наносить один мощный удар. Конев, несмотря на обвинение в упрямстве, твердо отстаивал свое решение и добился его утверждения. Как показал ход операции, он оказался прав, ибо при нанесении одного удара нельзя было в полной мере использовать всю ударную мощь войск фронта, имевшего 7 общевойсковых, три танковые и две воздушные армии, зато противник получал возможность всеми силами и средствами обрушиться на нашу ударную группировку. В ходе операции, когда войска на львовском направлении встретили большое сопротивление, а на Рава-Русском обозначился успех, Конев перебросил часть сил с Львовского на Рава-Русское направление, направив их в тыл группировки противника. При этом в районе Броды были окружены и в течение нескольких суток уничтожены восемь дивизий врага. 27 июля были освобождены Львов, Перемышль, Станислав, а в конце операции войска фронта форсировали Вислу и захватили плацдарм в районе Сандомира. С большим предвидением Конев выдвинул на плацдарм 5-ю гв. танковую армию, что обеспечило успешное отражение контрударов противника.

На завершающем этапе войны войска 1-го Украинского фронта под командованием И.С. Конева участвовали в трех крупнейших стратегических операциях: Висло-Одерской, Берлинской и Пражской, каждая из которых отличалась большим размахом, многообразием и сложностью решаемых задач.

Во время Сандомирско-Силезской фронтовой операции Конев своим высочайшим военным искусством и умением применять разнообразные гибкие способы действий спас от разрушений древнюю столицу Польши - Краков. Этот город преграждал путь войскам фронта в Силезию, и, не взяв его, невозможно было развивать дальнейшее наступление. Как вспоминал Иван Степанович, командование фронтом отказалось от ударов артиллерии и авиации по городу... Мы не ставили себе задачи перерезать последний путь отхода гитлеровцев. Если бы это сделали, нам бы потом долго пришлось выкорчевывать их оттуда и мы, несомненно, разрушили бы город .

Командующий решил обходными маневрами обложить город, но оставить окруженным войскам путь отхода на юг - и фельдмаршал Шредер решил воспользоваться этим коридором для вывода из города основных сил. Но дальновидный и хитрый Иван Степанович не дал возможности отойти и основной группировке немецких войск, покинувшей Краков. С выходом их за пределы города по ним были нанесены мощные авиационные и артиллерийские удары, их атаковали и преследовали передовые отряды наших армий. По тонкости стратегической мысли и эффективности исполнения одна только эта операция дала бы любому полководцу мировую славу.

Такими же гибкими и умелыми действиями Коневу удалось овладеть Силезским промышленным районом, не допустив его разрушения. В ходе Берлинской стратегической операции войска 1-го Украинского фронта во взаимодействии с войсками 1-го Белорусского фронта Г.К. Жукова, стремительно развивая наступление, окружили и уничтожили основные силы 9-й и 4-й танковых армий в районе Франкфурта и Губепа, не дав им отойти и занять оборону в Берлине.

По первоначальному замыслу Ставки задача по овладению Берлином была поставлена 1-му Белорусскому фронту, а войска 1-го Украинского должны были содействовать решению этой задачи. Но Сталин оборвал разграничительную линию между фронтами, доведя ее лишь до города Люббен, сказав: Кто первый ворвется - тот пусть и берет Берлин .

Тем самым условия для состязательности двух выдающихся и честолюбивых полководцев были созданы. Конев упорно тянул на берлинское направление 3-ю и 4-ю гвардейские ТА. Для большей самостоятельности и увеличения их ударной силы они были усилены артиллерийским корпусом, артдивизией прорыва, зенитно-артиллерийской дивизией и истребительным авиационным корпусом. Решительными и стремительными действиями этих армий во взаимодействии с войсками 1-го Белорусского фронта, обходящими Берлин с северо-востока, было завершено окружение группировки противника. 2 мая наши войска полностью овладели Берлином.

Жуков считал, что Коневу было более целесообразным одну-две танковые армии с самого начала нацеливать на пражское направление, чтобы затем в спешном порядке не заниматься сложной перегруппировкой войск. Однако за несколько дней до падения Берлина, получив от Сталина задачу: Повернуть часть войск фронта на юг и овладеть Прагой , Иван Степанович довольно оперативно осуществил крупную перегруппировку войск и блестяще провел операцию по оказанию помощи восставшим.

Как мы видим, практически почти во всех операциях проглядывает стремление Конева путем умелого маневра и внезапного удара по наиболее уязвимым местам противника добиться окружения и уничтожения его основных группировок или вынудить их покидать укрепленные оборонительные рубежи, города и вести сражения в невыгодных условиях. Вместе с тем, когда это было необходимо по обстановке, он с таким же умением и тщательностью готовил и осуществлял прорыв обороны, штурм городов.

Сегодня в связи с проведением контртеррористической операции в Чечне некоторые политические деятели и СМИ нагоняют заведомо ложный страх, то и дело задавая вопросы: Будет штурм того или иного населенного пункта или нет? Но штурм - это не всегда плохо. Например, до прибытия А.В. Суворова под Измаил Русская армия в ходе длительных пассивных осадных действий только в результате болезней и мелких стычек с противником потеряла значительно больше людей, чем при взятии крепости. Это наглядно подтвердил и Конев при взятии Кракова или Праги. Все зависит от того, как осуществляется штурм.

После того, как спланирована и организована операция, с началом наступления Иван Степанович с небольшой оперативной группой и средствами связи, как правило, находился в боевых порядках передовых соединений, выполняющих наиболее важные задачи. Это позволяло ему постоянно ощущать дыхание боя, лично влиять на войска и оперативно реагировать на изменения обстановки.

В любой обстановке полководец умел сохранять выдержку и самообладание, не допускал пагубной для управления войсками дерготни и нервозности, был очень внимателен к подчиненным. Но когда требовали интересы дела, проявлял жесткую твердость и суровую требовательность, особенно в отношении командиров, отрывающихся от войск и проявляющих безответственность. Так, в начале октября 1944 г. с выходом советских войск на чехословацкую территорию в сражение вводился 1-й чехословацкий армейский корпус. Как всегда, Конев считал необходимым лично убедиться, как все произойдет. Прибыв в боевые порядки корпуса, он обнаружил, что в этот ответственнейший момент командир корпуса генерал Кратохвила, находясь в 25 км от передовых подразделений, проводил пресс-конференцию с иностранными журналистами. Командующий войсками фронта был вынужден немедленно отстранить от должности командира корпуса и назначить на эту должность генерала Свободу, командира 1-й бригады, которая наиболее организованно начала боевые действия. Это решение было одобрено Сталиным. Не все журналисты и даже военные деятели нашего времени, видимо, поняли бы Конева. Но всему свое время, тем более - в боевой обстановке.

Маршал Советского Союза И.С. Конев не только одержал крупные победы, блестяще организовал и провел ряд важнейших операций, но и внес большой вклад в развитие военного искусства. В послевоенные годы, командуя войсками Прикарпатского военного округа, Группы войск в Германии, будучи главкомом Сухопутных войск, Объединенных Вооруженных Сил Варшавского Договора, он многое сделал для обобщения опыта Великой Отечественной войны, творческого его использования в подготовке войск и разработке новых проблем военного искусства в связи с появлением ракетно-ядерного оружия и других новых средств вооруженной борьбы.

Иван Степанович был человеком своего времени и иногда, как принято было говорить, колебался вместе с линией партии . Но требовательный не только к подчиненным, но и к себе, он признавал и свои ошибки. В частности, в конце жизни он искренне сожалел о том, что подписал подготовленную по заданию ЦК статью в Правде , где охаивался Г. К. Жуков как полководец. Ранее эту статью отказались подписать маршалы А. М. Василевский и И. Х. Баграмян.

Маршал Советского Союза И.С. Конев вошел в историю второй мировой войны как один из наиболее ярких и талантливых полководцев. Его жизнь и полководческая деятельность останутся в памяти народа и наших Вооруженных Сил примером самоотверженного и высокопрофессионального служения Отечеству.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Известные полководцы
Интересные факты

Полководец в ссылке: Серторий и гра

News image

Квинт Серторий (ок. 125-72 гг. до н. э...

Калараш Дмитрий Леонтьевич

News image

Советский Союз воспитал многих героев, которые проявили свой боевой дух ...

Авторизация



Полководцы мира

Дожа Дьердь (Dozsa)

News image

Дожа Дьердь (Dozsa) 1475 – 1514 руководитель крестьянского восстания в Венгрии в XVI в. В XVI ве...

Тамерлан (Тимур). Жизнеописание

News image

Тимур (Тимур-Ленг - Железный Хромец), известный завоеватель восточных земель, чье имя звучало на устах ев...