Рыцари Средневековья
Факты. События - Средневековье и рыцарство

рыцари средневековья

(Материалы по институту рыцарства. Окрашенные в романтические тона, но на мой взгляд, интересные).

***
Средние века… таинственные и манящие. Соблазнившие своей колоритностью уже не одного писателя. Именно им удалось связать функции конкретного ума с осознанием священного, понять место человека в мироздании и тем самым воссоздать ценности на основе прошлых веков. И подобно тому, как в самой кромешной темноте ночи рождается новый день, так в недрах феодальной раздробленности зародилась система рыцарства, вобравшая в себя глубинную суть древних традиций и воскресившая к жизни вечные ценности и высшие добродетели.
Истинное рыцарство являлось путем единения с Богом, для которого было необходимо, отрешиться от самого себя. Человек отказывался от любой собственной воли, которая отдаляла бы его от Бога, с тем, чтобы стать орудием истины и справедливости.
Путь рыцаря – это путь внутренней трансформации, основанный на служении Богу, женщине и королю, проявлении милосердия и сострадания и руководстве во всех предприятиях долгом чести.
Рыцарство строилось на строгой иерархии и представляло собой инициатическую систему воспитания, состоящую из трех ступеней – паж, оруженосец и рыцарь. Эта система воспитания становилась настоящим путем духовного поиска, где многочисленные испытания веры, преданности, любви и мужества приводили к полному преображению человека.
Служение Богу, даме – носителю мудрости и хранительнице добродетелей, и государю - проводнику и гаранту космического порядка в обществе, для рыцаря было исполнением долга на трех уровнях - духовном, душевном и физическом, что позволяло ему самому стать образом Божества.
В своих помыслах и поступках рыцарь руководствовался кодексом чести или рыцарским уставом, определявшем критерии добра и зла, устанавливавшем иерархию ценностей и нормы поведения, которые рыцарь клялся соблюдать. И не было бесчестия страшнее, чем нарушить долг чести или предать идеалы рыцарского братства. И не было почета выше, чем слыть «рыцарем без страха и упрека», прославившим свое имя бесчисленными подвигами и высокими достоинствами. Имя такого рыцаря становилось символом мужества и доблести, образцом для подражания, трубадуры прославляли его, воспевая в своих песнях. Имена таких рыцарей дошли и до наших дней, оставаясь примером и вдохновляя людей отважных, бескорыстных и честных.
Позднее высокие принципы рыцарства были дискредитированы и сама история рыцарства искажена усилиями римско-католической церкви. Но все же рыцарство не потеряло своей былой привлекательности и до сих пор способно зажечь огонь во многих сердцах.

Европа в Х и ХI веках. Зарождение рыцарства

Не все сочинения о рыцарстве и его происхождении придерживаются одного и того же мнения. Некоторые ученые относят происхождение рыцарства ко времени первых крестовых походов, другие же - к векам еще более отдаленным.
Сначала нам необходимо обратиться к тому времени, когда царил мрак невежества, когда право сильного считалось вполне законным правом; такой период времени варварства продолжался более трех веков. В то время остатки римского просвещения были поглощены варварами, наводнившими Европу. Им не было никакого дела, что все эти остатки наук и искусств накапливались целыми столетиями, переходили от одного поколения к следующим; они признавали только грубую физическую силу, посредством которой могли подчинить себе более слабые народы.
Явился Карл Великий. Он сумел остановить этот поток розни и кровопролития. Но когда его не стало, то бурный поток полился с еще большей силой. Десятый век нашей эры отличался грубостью и невежеством; нравственное состояние упало очень низко, науки хранились в монастырях, но монахи не давали им никакого ходу, никакого развития; искусства и художества проявлялись только в романских сооружениях, которые, как известно, не отличались особым изяществом. Норманны – новые варвары появились на своих ладьях и покрыли ими все побережье океана, а по устьям рек пробирались внутрь стран и вносили с собой грабеж, убийства и пожары. Монархия Карла Великого распалась. Древний мир превратился в феодальный. Герцоги, графы, князья завладели замками, городами и землями; рабство сменилось крепостной зависимостью.
Вместе с феодализмом с новой силой явилась и ненависть людей друг к другу. Феодальные отношения представляли собой союз мелких деспотов, неравных между собою и имевших по отношению друг ко другу разные обязанности и права; в то же время они пользовались в своих владениях неограниченной властью над подчиненными. В силу этого происходили частые раздоры между соседними владетелями, и нередко эти споры доходили до кровавой расправы. Всякое развитие исчезло; торговля и промышленность были в застое, а о литературе и искусствах нечего было и говорить.
Впрочем, нельзя не отметить, что феодализм вызывал к жизни личную храбрость человека, а опасности, среди которых жили тогда люди, требовали энергии и сильного характера. Тогда на оружие смотрели как на забавную игрушку, турниры считали праздненством, войну - ремеслом, а общество было полем битвы.
Если определять рыцарство как особый обряд, по которому молодые люди, предназначавшиеся к военной службе, получали право носить оружие, то его придется отнести к эпохе Карла Великого и даже ранее. Известно из истории, что Карл вызвал своего сына из Аквитании, торжественно препоясал его мечом и дал ему воинское вооружение. Таких примеров встречалось очень много среди дворян и членов королевских фамилий во времена Меровингов. Это совершалось даже в германских гелейтах.
Но если смотреть на рыцарство как на звание, которое занимало первое место в военном сословии и давалось посредством инвеституры, сопровождавшейся установленными религиозными, военными обрядами и торжественной клятвой, то в этом смысле рыцарство возникло не ранее XI века. Только тогда французское правительство вышло из того хаоса, в который погрузили его внутренние волнения в стране, последовавшие за пресечением династии Каролингов, и беспорядки, причиненные набегами норманнов.
Духовные лица, видели в рыцарях защитников веры, покровителей несчастных и сирот. Католическая церковь придавала большое значение этому учреждению и освятила прием в рыцари своей пышной обрядностью. Государи хорошо поняли, что в жизни играют большую роль сердце, ум и характер человека, но что одной только личности далеко еще недостаточно, и потому все с уважением относились к такому ордену, который был в одно и то же время и оружием, и защитой, и украшением трона. Рыцари же, видя то уважение, с которым к ним относятся, со своей стороны, удвоили усердие и мужество.
Таким образом, рыцарство достигло той степени славы, которой домогались даже короли, и которая настала именно в то время, когда начались крестовые походы. Будем честными: во многом эти походы не были деянием, которым следовало бы гордиться. Крови лилось много, и поступки рыцарей отнюдь не всегда соответствовали той морали, которую они несли. Но здесь мы рассматриваем скорее идею рыцарства, нежели ее воплощение.
Кроме вышеперечисленного, рыцарство способствовало сохранению вассальной верности и простоты; в то время одно слово считалось нерушимым залогом в самых важных договорах.
Блестящие подвиги, совершаемые рыцарями, заслужили им самые почетные отличия. Им давали разные титулы: don, sire, messire, monsienr; рыцари имели право восседать за одним столом с королями; только они имели право носить копья, броню, золоченые шпоры, двойные кольчуги, шлемы, горностаевые и беличьи меха и т.п. Везде рыцарю оказывали любезный и почтительный прием.

Воспитание рыцарей. Пажи и оруженосцы

Только родовой дворянин по отцу и матери, достигший 21 года, мог быть посвящен в рыцари. Однако и это считалось недостаточным для приема молодого человека в рыцарское звание. Желавший получить его должен был сначала на низших степенях воинского звания доказать свое мужество, великодушие, честность и доблесть.
Воспитание будущего рыцаря начиналось с самого детства. Для развития в ребенке воинского духа даже его игры и забавы носили воинственный характер: башни и укрепления из снега, которые нужно было осаждать или оборонять, упражнения с колом, изображавшим копье и т.д. Когда ребенок достигал семилетнего возраста, он переходил из женских рук в мужские и первоначальные уроки получал дома, под родительским кровом, но в десять лет его отсылали на воспитание к главнейшим рыцарям, с которыми родители ребенка были в родстве или дружбе. Советы и пример таких рыцарей составляли окончательное воспитание. Рыцарь не только воспитывал юношу, когда тот находился у него в доме, но и впоследствии, когда он уже был посвящен в рыцари, воспитатель следил за своим бывшим питомцем.
По прибытии в замок своего патрона юноша получал звание пажа или валета. Несмотря на то, что тогдашний паж исполнял обязанности слуги, в этом никто не видел ничего уничижительного. Каждый рыцарь начинал с пажа, следовательно, каждый из них сопровождал своего патрона и его супругу на охоту, в путешествиях, в гости к знакомым, служил за столом, учась в то же время повелевать. Он постоянно хранил глубокое молчание, заговаривая только тогда, когда к нему обращались с вопросом. Паж обязан был помогать камергеру, устилать комнату своего патрона зимой соломой, а летом тростником, содержать в порядке его кольчуги, вооружение и конское убранство и приготовлять омовение странствующим рыцарям.
Предметом первых уроков пажа была религия, догматы которой он должен был не только соблюдать, как и подобает всякому христианину, но и охранять их, чтобы и другие относились к ним с надлежащим благоговением.
Но более всего в пажах старались развить уважение собственно к характеру рыцарства и благоговение перед теми подвигами, посредством которых можно было достигнуть этого звания. Даже игры и тренировки пажей способствовали их образованию в этом плане: их приучали к турнирам, к различным рыцарским обязанностям. Так, например, они занимались усмирением коней, бегали в тяжелых латах, приучались владеть копьем. Также паж учился шахматной игре, потому что она заставляла его думать и рассуждать; его обучали петь под аккомпанемент бандуры песни любви или военной славы.
Если рыцарь-патрон находил, что юноша, отданный к нему для воспитания, достиг определенных успехов в военном искусстве, отличился хорошим поведением и благонравием, то он повышал его в оруженосцы. Оруженосцу впервые давали в руки меч, и по этому поводу совершался соответствующий религиозный обряд.
Оруженосцы разделялись на несколько классов: были оруженосцы, состоявшие при особе рыцаря или его супруги, затем следовали комнатные оруженосцы, или камергеры, конюшие, или шталмейстеры, кравчие, или форшнейдеры, мундшенки и мундхоки. Самым почетным считалось состоять при особе рыцаря.
Уже четырнадцатилетний паж мог достигнуть звания оруженосца; их допускали ближе к сеньорам, и молодые люди свободнее участвовали в разговорах и беседах рыцарей. Они старались услужить патрону и его благородным гостям, были скромны в разговорах, не спорили со старшими, проявляли снисходительность к низшим. Форшнейдерами называли тех юношей, которые обязаны были прислуживать на пирах; шталмейстеры заботились о лошадях, обучаясь и обучая ратным приемам в седле. Обыкновенно все эти занятия чередовались у оруженосцев и с домашней службой. Они же были и внутренней стражей замка. В полночь дежурный оруженосец обязан был обойти все комнаты и дворы замка и осмотреть, все ли благополучно.
Что касается рыцарского вооружения, то оно требовало большого умения и навыка обращения с ним, чему и обучались оруженосцы. Они также сопровождали своего рыцаря в бою, становясь позади своего патрона. Каждый оруженосец был обязан внимательно следить за своим рыцарем во время сражения, подавая ему в случае надобности свежего коня, новое оружие. Также он поднимал его, отражал удары неприятеля. Оруженосцам передавали и взятых в плен.
После того, как молодые люди привыкли к обязанностям оруженосца в замках своих патронов, их посылали ко дворам их государей, чтобы там они еще более обучались этикету и изящным манерам.

Посвящение в рыцари

Если оруженосец, прослужив несколько лет у своего патрона, отличался хорошим поведением, скромностью, мужеством и храбростью, то он обыкновенно начинал уже просить рыцарского звания. Тогда государь или грансеньор, к которому обращались с просьбой, удостоверившись в храбрости и других доблестях молодого оруженосца, назначал день посвящения. Для этого обряда обыкновенно избирались кануны каких-нибудь торжеств, например, объявления мира, коронации, рождения, крещения и браков принцев, больших церковных праздников.
Такой оруженосец, или новик (novice), несколько дней готовил себя к посвящению в рыцари: соблюдал строгий пост и раскаивался в своих грехах. После исповеди и причастия новика облекали в белую, льняную одежду, как символ непорочности. В этом одеянии он отправлялся в церковь, где проводил всю ночь в молитве.
На рассвете за новиком приходили старые рыцари. Они вели его в баню, затем надевали ему на шею перевязь с мечом и накрывали простым серым полотном, а иногда и черным сукном, в знак того, что он прощался со сквернами мира и вступал в новую жизнь. В таком наряде старшие рыцари – восприемники вводили новопосвящаемого в церковь в сопровождении родственников, друзей и других рыцарей. В церкви священник благословлял меч новика, читал по-латыни псалмы и поучения.
По окончании этого обряда восприемники уводили новика в комнаты и там его одевали, накидывая, в том числе, на плечи мантию, испещренную цветами и гербами будущего рыцаря. В этой парадной одежде новопосвящаемый рыцарь отправлялся туда, где король или какой-нибудь знаменитый рыцарь должен был встретить его. По прибытии на место совершали литургию во имя Святого Духа. Посвящаемый выслушивал ее на коленях, как можно ближе к алтарю. По окончании обедни церковнослужители вносили аналой с книгой рыцарских законов, которые должны были выслушать кандидат и все присутствующие.
Когда заканчивали читать рыцарский устав, посвящаемый преклонял колено перед государем, который произносил следующие слова: «Во славу и во имя Бога Всемогущего, Отца, Сына и Духа Святого жалую тебя рыцарем. Помни же, что долг твой соблюдать все правила и уставы рыцарства – этого истинного и светлого источника вежливости и общежития. Будь верен Богу, государю и подруге; будь медлителен в мести и в наказании и быстр в пощаде и помощи вдовам и сирым; посещай обедню и подавай милостыню; чти женщин и не терпи злословия на них, потому что мужская честь после Бога нисходит от женщин».
Тогда кандидат отвечал: «Обещаю и клянусь в присутствии Господа моего и государя моего положением рук моих на Святое Евангелие тщательно блюсти законы и наше славное рыцарство».
После этого государь вынимал свой меч и три раза ударял им по плечу новоизбранного, троекратно целовал его и давал знак восприемнику, повелевая надеть новому рыцарю золотые шпоры – эмблему возлагаемого достоинства, помазать его елеем и объяснить ему таинственный смысл каждой части его вооружения.
По окончании этой церемонии новоиспеченный рыцарь и его спутники выходили из церкви, ему подводили коня, и в таком виде он показывался на народной площади и возвращался обратно в замок.
Таков был обряд посвящения в рыцари в мирное время. Но в военное время этот обряд совершался много проще. Отличившемуся на поле битвы рыцарское звание жаловалось прямо среди военного лагеря. Рыцари, посвященные в это звание в такой ситуации, носили различные названия, сообразно тем обстоятельствам, благодаря которым им его жаловали. Так были рыцари битвы, рыцари приступа, рыцари подкопа и пр.
Были и такого рода случаи, что в звание рыцаря возводились и простолюдины; обыкновенно это делалось ввиду каких-либо особенных заслуг или при чрезвычайных обстоятельствах. Такие люди назывались «рыцарями из милости».

Странствующие рыцари

Рыцари редко оставались праздными. Обыкновенно первые годы после своего посвящения – если не было войны – рыцари путешествовали куда-нибудь в чужеземные государства для изучения нравов и обычаев иноземцев и этим довершали свое воспитание. Эти рыцари облачались в зеленую одежду, что свидетельствовало об их юности и храбрости. Кроме того, они учились у разных чужеземных народов и у других более опытных рыцарей искусству переламывания копья.
Молодые рыцари, отправляясь к иностранным дворам, изучали там церемониальные обычаи и этикеты, узнавали биографии знаменитых принцев и принцесс и, возвращаясь на родину, передавали это своим соотечественникам. Иногда случалось так, что несколько рыцарей съезжались, чтобы наказать насилие или защитить слабого, угнетаемого сильным; отправлялись в дальнее странствование для того, чтобы отыскать какого-нибудь исчезнувшего рыцаря или благородную даму, попавшую в руки врагов, или же для любого иного предприятия более или менее важного.
Заметим здесь, что рыцари, отправляясь на войну или в какое-нибудь отдаленное странствование, не брали с собой ничего, кроме необходимого вооружения; во время пути они кормились охотой.
Те рыцари, которые отправлялись в путь с целью захватить какого-либо врага, обыкновенно разделялись на несколько небольших партий по три или четыре человека и переменяли свои гербы, чтобы их не узнали. На такие предприятия молодым рыцарям полагался известный срок, а именно год и один день. По возвращении рыцари обязаны были в силу данной ими клятвы явиться на сборное место и откровенно рассказать о своих подвигах, промахах и о тех бедствиях, которые они претерпели во время своих странствований. У этих странствующих рыцарей трубадуры, а позднее и романисты заимствовали темы для своих поэтических рассказов.
Странствующие рыцари находили всегда радушный прием в замках, встречавшихся им на пути. Обыкновенно на шпилях башен замков вывешивался золотой шлем, что служило условным знаком гостеприимства и пристанища для всякого странствующего рыцаря.
Понятно, что странствующее рыцарство не могло долго продержаться. Оно нужно было только тогда, когда еще не прошли времена феодальной анархии, когда в странах еще господствовали беспорядки. Конечно, при таких обстоятельствах храбрость и великодушие рыцарей оказывали большую пользу, их услуги были необходимы; они были носителями милосердия и справедливости, защитниками бедных, слабых, вдов и сирот.
Но в дальнейшем, когда общество стало обращаться к порядку, а в новых государствах образовалась благоустроенная полиция, уже не было и надобности в услугах странствующих рыцарей с их отважным, но причудливым характером. Рыцари скорее могли затруднять правительство, чем оказывать ему услуги. Таким образом, мало-помалу исчезало романическое рыцарство, которое было заменено рыцарством историческим.

Нравы и обычаи рыцарей.

Все предприятия рыцарей обставлялись с большой торжественностью, так что это невольно побуждало их искать славы и наград. Рыцари давали обеты, подтверждаемые особыми актами; исполнение этих обетов предписывалось религией и честью. Кроме обетов, которые давали рыцари как воины, они, в силу своей набожности, давали обеты как хорошие христиане, состоявшие в том, чтобы посещать разные святые места. Также рыцари складывали в храмах или монастырях свое собственное оружие, или оружие побежденного врага, налагали на себя посты и епитимьи.
Для принесения рыцарями торжественного обета назначался всегда особый день перед тем, как идти на могущественного врага или чтобы предпринять войну в защиту религии, или по какому-либо другому поводу. В этот назначенный для принесения обета день все рыцари собирались в каком-либо месте, и дамы или девицы торжественно вносили в это многочисленное собрание жареного павлина или фазана, украшенного красивыми перьями и положенного на золотое или серебряное блюдо. Эту птицу подносили каждому рыцарю и каждый произносил над ней обет, потом блюдо ставили на стол и жаркое разделяли между всеми присутствующими.
Военные подвиги и различные предприятия рыцарей, как, например, поединки и вызовы, всегда принимались рыцарями по обету. Символами таких предприятий всегда бывали цепи, кольца, ожерелья и другие знаки. Лишь только рыцарь надевал на себя один из таких символов, то не вправе был его снимать ранее года, а иногда и ранее нескольких лет. Но если случалось, что он встречал другого рыцаря, который вызывал его на поединок и тот, победив, снимал с него этот знак, то первый освобождался от данного им обета.
Так как рыцари участвовали всегда вместе в сражениях против неприятелей, на турнирах и в военных играх, то весьма понятно, что между некоторыми из них завязывалась и самая тесная дружба, в которой они клялись друг другу. Такое братство по оружию возникало и проявлялось в самых разнообразных формах: некоторые из рыцарей, в знак своей тесной дружбы, пили из одного кубка свою смешанную кровь; другие же знаменовали свои взаимные клятвы различными священными обрядами. Они почти не расставались друг с другом: вместе отправлялись в путешествия, вместе ехали на турниры, вместе отправлялись на поклонение святым местам, вместе посещали храмы и вместе причащались.
Когда соседние государи бывали в дружбе, то братство заключалось и между разноплеменными рыцарями, но лишь только объявлялась война, как братство расстраивалось, хотя, за исключением только подобного случая, узы братства были крепче всех прочих. Братья по оружию, как бы члены одной и той же семьи, носили и одинаковое платье, и одинаковое оружие.
С течением времени нравы рыцарей изменились до неузнаваемости, и большая часть их стала заниматься не военными подвигами, а искательством приключений, о которых они потом, приезжая на родину, рассказывали самые невероятные вещи. Конечно, таких рыцарей осыпали насмешками, и никто не чувствовал к ним ни малейшей доли того уважения, как к тем древним рыцарям, которые всегда являлись защитниками слабых и притесненных. Кроме того, война за гроб Господень, убийства, жестокость, которые ее сопровождали, – все это не способствовало сохранению духа и идей настоящего рыцарства.
Сословию рыцарей давалось много прав и преимуществ, которыми не пользовалось ни одно другое сословие. Так, например, только рыцари имели право покрывать коней длинной попоной из тафты или другой материи; такая попона была украшена гербами своего владельца. Кроме того, рыцарям было дозволено употреблять свои собственные печати. Им жаловали титулы месье, мессир, монсеньор. В известных случаях рыцари, владевшие землями, имели право требовать от своих подданных и вассалов денежного пособия для приема государя или его старшего сына, при заключении брака своих дочерей, при уплате выкупа их плена, при путешествии в другие земли.
В старину новопосвященным в рыцарское звание выдавали деньги на предстоящие расходы; государи часто назначали рыцарям, поступавшим к ним на службу, ежегодный денежный оклад на их содержание.
Хотя рыцари и пользовались такими преимуществами, но зато, если они совершали какой-нибудь проступок, не соответствующий уставу рыцарства, их разжаловали, а иногда и казнили.

Дух рыцарства

Рыцарство, возникшее в Средние века, не могло существовать без христианства, так как основные принципы рыцарства возникли под благотворным влиянием этой религии. В принципе все, что требовалось от рыцаря, было согласно с догматами христианства: отсутствие ненависти во время битвы, самопожертвование, стремление помочь притесненным и пр.
Дух рыцарства вобрал в себя христианские ценности, необходимые любому человеку. Ведь христианство составляет сущность нравственной и умственной природы человека, и тот, кто предан ему всей душой, тот всегда будет в мире со своей совестью. Христианство имеет такое же большое влияние на целые народы, как и на отдельные личности. Под его покровительством возникают союзы мужчин и женщин, которые с достойным удивления самоотвержением посвящают свою жизнь служению страждущему человечеству (вспомните хотя бы Красный крест). И что касается учреждения рыцарства, то оно было светлым и радостным лучом в кромешной тьме средневековой Западной Европы. Оно было важным делом в эпоху раздоров, разногласий и неурядиц, потому что соединило благородные души в общем поклонении высоким чувствам.
После нескольких веков своего доблестного существования рыцарство пришло в упадок вследствие злоупотреблений и перемен, произошедших в военной и политической системе Европы. Но все же подвиги рыцарства не забыты; до сих пор еще человека честного, добросовестного, великодушного и мужественного у нас называют рыцарем.
Поэтому о рыцарстве будут помнить всегда, о нем будут говорить как об учреждении, которое в свое время оказало великую услугу – примирило человека с человеком, народ с народом, государство с государством. Под тяжелым железным вооружением рыцаря билось нежное, доброе сердце, исполненное любви и милосердия к страждущему человечеству.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Известные полководцы
Интересные факты

РУССКО-ФРАНЦУЗСКИЙ МИРНЫЙ ДОГОВОР

News image

Тильзитские договоры 1807 г. Были заключены между Россией и Францией по...

Почему адмирал Макаров призывал пом

News image

Все, кто бывает в Кронштадте, невольно обращают внимание на памятник, ук...

Авторизация



Полководцы мира

Дожа Дьердь (Dozsa)

News image

Дожа Дьердь (Dozsa) 1475 – 1514 руководитель крестьянского восстания в Венгрии в XVI в. В XVI ве...

Тамерлан (Тимур). Жизнеописание

News image

Тимур (Тимур-Ленг - Железный Хромец), известный завоеватель восточных земель, чье имя звучало на устах ев...

Советские герои

Гринько Иван Устинович

News image

Уходит из жизни то железное поколение, которому мы обязаны жизнью, ...

Поляков Сергей Николаевич - отличны

News image

Сергей Поляков – майор, командир штурмового 174-ого авиационного полка (Ленинградский ...