Главная - Вехи истории - Войны Китая - Открытие военных действий на Жемчужной реке


Открытие военных действий на Жемчужной реке
Факты. События - Войны Китая

открытие военных действий на жемчужной реке

Адмирал Сеймур немедленно снялся с якоря с одним 80-пушечным линейным кораблем и шестью паровыми фрегатами и корветами. Флагманский корабль «Калькутта» (Calcutta), войдя в устье Жемчужной реки, остановился в таком расстоянии от фортов Бокэ, насколько ему позволяла подойти глубина реки, а адмирал, пересев на пароход «Коромандель» (Coromandel), имел на буксире шлюпки, отправился вверх по реке к Кантону вместе с двумя канонерскими лодками. На всех судах были размещены десантные отряды. Подойдя к форту Бленхейм, адмирал Сеймур отделил одну [187] канонерскую лодку с десантом для овладения этим укреплением и обеспечивания за собой протока Макао. Сам адмирал на пароходе «Коромандель» и с другой канонерской лодкой поднялся вверх по реке к фортам «Четырех Застав» (des Quatro Barrieres), находящимся по течению реки всего на расстоянии 5 морских миль (9 верст) от города. После слабого сопротивления два ближайших форта были заняты десантом; у китайцев убито всего 5 человек. На обоих фортах находилось до 150 орудий, от 36-фунтового до 4-фунтового калибра, которые немедленно заклепали, самые же форты были разрушены и зажжены. После этих действий адмирал Сеймур направился на пароходе «Коромандель» в Кантон, в надежде получить требуемое удовлетворение от вице-короля. В то же время обе канонерские лодки, соединившись, овладели двумя фортами: «Бленхейм» и «Макао», вооруженными 86 орудиями.

Вице-король Е, несмотря на потерю нескольких фортов, не соглашался дать письма с извинениями, а потому адмирал Сеймур принужден был продолжать военные действия в следующие дни. Опасаясь нападения китайцев на европейские фактории в Кантоне, адмирал занял их морской пехотой и матросами. Из Кантона адмирал вернулся на своем пароходе к форту Макао, откуда, вместе с обеими канонерскими лодками, направился к форту «Птичье гнездо» (Nid d'oieaux), на котором находилось 35 орудий, и овладел им. Другой форт в протоке Макао, Шаминь, был очищен китайцами без всякого боя. Далее эскадра овладела небольшим фортом, лежавшим близ Кантона напротив европейских факторий.

Этими операциями адмирал обеспечил судам сообщение между Кантоном и Гонконгом, а потому мог весь свой десант расположить в факториях, которые приводились в оборонительное положение на случай нападения китайцев. 25 октября Сеймур занял укрепленный остров Дэтч-Фоли (Фоли-Голландез), вооруженный 50 орудиями. Остров этот, находясь непосредственно к югу от города, давал возможность направить с него сильный огонь по всей южной части города [188] и по городской стене, в том числе при необходимости пробития бреши. Важный по своему положению форт Дэтч-Фоли был немедленно занят 140 солдатами, привезенными с флагманского парохода.

С занятием форта Дэтч-Фоли положение вице-короля стало критическим, но он все-таки не отвечал на письмо консула Паркеса.

Между тем сэр Боуринг, желая воспользоваться успехом, одержанным в предшествующие дни, предъявил вице-королю новое требование, чтобы на будущее время все представители иностранных государств имели бы постоянно свободный доступ в город Кантон и к местным китайским властям. 28 октября из двух 36-фунтовых орудий с форта Дэтч-Фоли был открыт огонь по дворцу вице-короля, лежащему в центре города, и по южной стене, с целью пробития в ней бреши. Снаряды произвели пожары в ближайших к реке частях города. В 11 часам следующего дня брешь была уже достаточно велика для штурма, и в 2 часа пополудни десантный отряд, сопровождаемый двумя полевыми орудиями, под начальством Сеймура ворвался в новый город, потеряв всего только 3 человек убитыми и 11 ранеными. Этими действиями адмирал показал вице-королю, что он может в любое время силой проникнуть в город. Вечером того же дня десант возвратился на суда, и в течение следующих трех дней продолжалась лишь бомбардировка города, истребившая большую часть домов в предместьях. Новые переговоры Сеймура с Е, начатые 1 ноября, опять не привели ни к каким результатам.

3-го ноября были возобновлены военные действия и истреблены 23 военные джонки, расположившиеся под прикрытием форта Фрэнч-Фоли (Фоли Франсез).

Эти джонки частью были сожжены, частью потоплены, а Фрэнч-Фоли занят десантом. Между тем вице-король не подавал и вида, что желает дать удовлетворение англичанам; напротив, он принимал деятельные меры к усилению обороны города. 8 ноября спущенные по течению брандеры едва [189] не зажгли одну из канонерских лодок. В виду малочисленности своего отряда адмирал Сеймур не мог серьезно действовать против Кантона, а потому решился снова приняться за разрушение фортов. Он атаковал форты «Бокэ», вооруженные 200 орудиями, на которых англичане в первый раз встретили более упорное сопротивление, и только благодаря трусости мандаринов, первыми обратившихся в бегство, европейцы завладели ими без значительных потерь.

Последующие действия англичан ограничивались разрушением прибрежных фортов и бомбардировкой города, так как для занятия Кантона у адмирала Сеймура не хватало сухопутных войск. Его затруднительное положение было весьма верно оценено Е, который в своей прокламации к жителям города объявил, что за каждую голову англичанина он будет платить по 30 фунтов стерлингов. Находившийся в Макао де Курси, французский поверенный в делах, обратился по поводу этой прокламации к вице-королю с запросом, указывая ему, что подобные меры могут иметь гибельные последствия для всех европейцев, живущих в Кантоне. Действительно, вскоре в факториях начались пожары и убийства, как результаты упомянутой прокламации. 15 декабря фактории были подожжены одновременно в нескольких пунктах и все дорогие постройки были окончательно обращены в груды развалин. Гарнизону факторий, состоявшему всего из 300 человек, удалось отстоять церковь и казармы, укрепившись в соседних садах.

Отступление войск в факториях и успех китайцев на виду у всего населения Кантона окончательно подорвали моральное влияние англичан на народ.

Начались самые дерзкие нападения на европейцев; почтовый пакетбот «Шардон» (Chardon) был захвачен китайцами, находившимися на нем в качестве пассажиров, и 11 человек англичан, ехавших на пакетботе, были обезглавлены. Подвоз съестных припасов в Гонконг был воспрещен, и китайская прислуга оставила по приказанию вице-короля своих хозяев. [190]

Положение английского отряда в факториях становилось с каждым днем затруднительнее перед наступающими китайскими массами. Убийства получили определенную организацию, и даже на адмиральский пароход «Коромандель» было произведено нападение.

14 января 1857 года адмирал наконец был принужден очистить фактории и оставить форт Дэтч-Фоли, которые нельзя было более удерживать. Далее последовало очищение форта Птичье гнездо, и весь отряд сосредоточился в форте Макао. Последовательное отступление и огромное численное превосходство китайских вооруженных сил заставили адмирала обратиться с просьбой к генерал-губернатору Индии о присылке подкреплений в числе 5000 человек. Даже в самом Гонконге между китайцами господствовало столь сильное брожение умов, что можно было опасаться открытого восстания. Силы англичан казались столь незначительными, что сэр Боуринг был вынужден обратиться к содействию французского адмирала Герэна (Guerin), командовавшего морской дивизией в китайских водах, для того чтобы поддержать спокойствие в Гонконге.

50 матросов с французской эскадры заняли восточную часть города Гонконга, а остальная часть судовых экипажей была наготове к высадке на берег по первому требованию.

Для устрашения китайцев адмирал Сеймур делал нападения на прибрежные деревни, сжигая их, и захватывал время от времени торговые и военные джонки.

Унижение английского флага в Китае, которое тот претерпел вследствие последних событий, возбудило оживленные прения в парламенте, и для улаживания дела либо путем мирных переговоров, либо силой оружия сент-джемский кабинет решил послать в Китай лорда Эльджина с экспедиционным корпусом в 5000 человек. [191]

Присоединение французов

Видя военные приготовления Англии, император французов Наполеон III пожелал присоединить свои силы к упомянутой экспедиции, добиваясь пересмотра торгового договора, заключенного в Вампу, и упрочения влияния Франции в китайских водах. С этой целью для ведения переговоров с китайским правительством в мае 1857 года был послан в качестве чрезвычайного посланника императора французов барон Гро, с правом прибегнуть в случае надобности к силе оружия. Россия и Соединенные Штаты также послали в Китай своих уполномоченных{35}, запретив им, однако, участвовать в каких бы то ни было насильственных действиях против пекинского правительства.

Еще в феврале 1857 года французское правительство вследствие полученных из Гонконга донесений решило усилить свою эскадру в китайских водах и назначило начальником всех сил в этих морях контр-адмирала Риго де Женульи, который должен был подчиняться барону Гро. В Китай были немедленно отправлены 8 больших судов из различных портов Франции.

К 15 июня большая часть этой эскадры соединилась в Сингапуре, где уже находился английский уполномоченный лорд Эльджин. Неожиданное событие отдалило однако открытие военных действий: в это время вспыхнуло восстание в Индии{36}, и потому войска английского экспедиционного корпуса, достигшие уже Зондского пролива, получили приказание возвратиться в Калькутту. Несмотря на отсутствие подкреплений из Европы, морские силы адмирала Сеймура в июне 1857 года достигли 40 вымпелов, в том числе 24 кораблей, фрегатов или корветов и 16 канонерских лодок с мелкой осадкой.

Французская эскадра, собравшаяся у Гонконга 15 июля и поступившая под команду адмирала Женульи, состояла из [192] одного 50-пушечного парусного фрегата, двух 30-пушечных и двух 12-пушечных корветов, одного 6-пушечного парового авизо, двух паровых транспортов и четырех винтовых канонерок. Впоследствии к этим судам присоединился паровой 5-пушечный фрегат, привезший французского посланника барона Гро. Следовательно, вся французская эскадра состояла из шести больших боевых судов, двух транспортов и четырех канонерских лодок. Для своей стоянки адмирал избрал бухту Кэстл-пик (Castle-Peak), которая, находясь близ устья Жемчужной реки, на одинаковом расстоянии от Макао, резиденции французского посланника, и Гонконга, местопребывания английского уполномоченного, облегчала постоянные связи между ними. Вице-король Е оставался между тем все время непоколебимым в своем решении, а совершенный недостаток в десантных войсках обрек соединенные эскадры англо-французов на временное бездействие. Лорд Эльджин, пробывший некоторое время в Гонконге, отправился в Индию, чтобы торопить прибытие подкреплений, убедившись, что путем мирных переговоров нельзя достигнуть желаемых результатов.

Укрепления и артиллерийское вооружение Кантона. Планы союзников

Прежде чем перейти к дальнейшим операциям, следует обратить внимание на укрепления Кантона, взятого союзниками 29 декабря. Как уже известно из прошлой кампании, город Кантон построен на левом берегу Жемчужной реки, в 58 верстах от устья. Перед городом лежит образуемый рукавами реки остров Хэнань, на котором расположено южное предместье. Самый город делился на три главных квартала: открытый город, расположенный на самом берегу впереди южной стены, новый город, представлявший собой узкий и длинный прямоугольник, растянутый с запада на восток, и старый город, примыкавший к новому с севера, имевший [193] приблизительно вид полукруга. Старый и новый город были окружены стеной, южная часть которой, будучи по направлению параллельна берегу реки, отстояла от него на 400 шагов. Старый город отделялся от нового особой стеною, шедшей за предыдущей.

С запада и с востока к самой городской стене прилегали обширные предместья, представлявшие собой площадь, застроенную вплоть до самого контрэскарпа рва. Северная и северо-восточная часть стены имели перед собой более открытую местность, позволявшую двигаться войскам в боевом порядке и вместе с тем дававшую им хорошие укрытия в виде групп деревьев, кладбищ, деревень и проч. Улицы предместий и открытого города имели весьма незначительную ширину, от 4 до 6 шагов. Городская стена высотой около 30 футов имела на всем ее протяжении с внутренней стороны широкий валганг, удобный для передвижений войск и артиллерии. Верхняя часть стены состояла из зубцов, между которыми могли быть поставлены орудия. Для фланкирования ее были построены четырехугольные башни, несколько выдававшиеся из стены; городские ворота прикрывались полукруглыми равелинами, примкнутыми к стене.

Вся система обороны Кантона состояла из городской ограды и шести отдельных фортов, прикрывавших город с северной и северо-восточной сторон. К востоку от города в 300 саженях от стены находился самый обширный форт Линь. Остальные форты стояли на высотах к северу от города. Четыре из них — Гу, Моряков, Хункик и Пэгкик — образовывали собой неправильный четырехугольник, а пятый, самый удаленный от ограды (на 1 версту), лежал отдельно к северо-востоку от четырехугольника. Ближайшие к стене форты находились от нее на следующем расстоянии: форт Гу — 200 сажен, а форт Хункик, лежавший против северных городских ворот, — 125 сажен. В черте городской ограды у самых северных ворот находилась высота (City-Hill и Magazine-Hill), командовавшая над всем городом, на вершине которой возвышалась пятиэтажная пагода; на этой высоте были построены [194] батареи. Что касается фортов, построенных в реке к югу от города (Дэтч-Фоли, Фрэнч-Фоли и т. д.), то они уже были разрушены во время предыдущих действий.

Вооружение городской ограды в момент атаки города состояло из 574 железных и бронзовых орудий, большинство которых по калибру подходило к 24-фунтовым пушкам. Снаряды к орудиям были чугунные, не соответствовавшие калибру и различной величины. Орудия заряжались одновременно несколькими такими снарядами, покоились на низких деревянных лафетах и были лишены приспособлений для прицеливания. Кроме того, на стенах находились еще гингальсы на бамбуковых подставках. Форты были вооружены от 10 до 12 орудий каждый, за исключением фортов Гу и Хункик, на которых было по 16 пушек.

22 июля адмирал Женульи получил краткую инструкцию от морского министра, в которой ему указывались цели предстоящих военных действий. По мнению морского министра, военные операции соединенных эскадр могли заключаться: 1) в блокаде устья реки Байхэ, 2) в занятии устья Императорского канала в реке Янцзы, 3) в занятии острова Чжоушаня, 4) в блокаде города Чжапу и других торговых портов империи, 5) в прекращении торгового движения по Императорскому каналу в пункте пересечения его с рекой Хуанхэ, 6) в высадке на Жемчужной реке выше города Кантона и в занятии высот, лежащих к северу от него, и наконец 7) в военном занятии верхней части города Кантона. Последняя мера допускалась морским министром только в крайнем случае из опасения возникновения больших беспорядков и бесполезного кровопролития в городе.

Из всех предложенных планов операций адмиралу Женульи наиболее соответственным обстоятельством казалось занятие города Кантона и командующих высот, лежащих к северу от него. Население Кантона должно было быть наказано, а народ убедиться, что всякое сопротивление европейцам совершенно бесполезно. Занятие устья Императорского канала не обещало блестящих результатов, так как вся страна [195] в окрестностях Нанкина находилась в руках инсургентов{37} и торговое движение по каналу совершенно прекратилось. Наилучший результат обещала одновременная блокада рек Янцзы и Байхэ, так как в настоящее время все продовольствие для столицы подвозилось по следующему пути: Янцзы, Китайское море, Чжилийский залив и Байхэ. Впрочем, общий план действий должен был быть установлен обоими послами, из которых барон Гро прибыл в Кэстль-Пик всего только 13 октября 1857 года. Для занятия Кантона адмиралом Сеймуром был составлен следующий план: по его мнению, следовало сперва овладеть северной оконечностью большого острова Хэнань, лежащего к югу от Кантона, устроить на нем базу, т. е. склады продовольствия, боевых припасов и перевязочные пункты, а затем уже захватить укрепленные островки Дэтч-Фоли и Фрэнч-Фоли, где построить батареи с целью обстрела города. Обе эскадры между тем должны были расположиться напротив западной и восточной оконечностей южной городской стены и пробить в ней бреши, производя демонстративные атаки десантом на западную и восточную городские стены. После пробития бреши десант с обеих эскадр должен был взобраться на стену, спуститься с нее в город, пройти через него и соединиться на высоте, лежащей в городе близ северной стены. На эту высоту предполагалось поставить полевые орудия десантного отряда и обстреливать оттуда форты, лежащие к северу от городской стены. В то же самое время штурмовые колонны должны были разбить пороховыми мешками северные ворота и овладеть этими фортами. Выполнив настоящий план, адмирал Сеймур надеялся прочно утвердиться в городе и удержать его в покорности: с юга — огнем эскадры, а с севера — артиллерией фортов.

Адмирал Женульи не счел, однако, возможным согласиться с этим смелым планом по причине малочисленности десантного отряда. Под командой адмирала Сеймура находилось всего от 1500 до 1800 морских пехотинцев вместе с артиллерией, [196] прибывших из Англии, к которым присоединялись морская пехота эскадры и бригада матросов. Имея в резерве еще две тысячи человек можно было бы решиться на упомянутое предприятие, расположив по отряду в тысячу на западной и восточной стене Кантона, с целью обеспечения пути отступления на случай неудачной атаки северных фортов. Обстоятельства, по мнению адмирала Женульи, требовали непременного успеха в первом же столкновении, без чего слабому англо-французскому отряду трудно было бы справиться с миллионным населением Кантона. К тому же в городе находился значительный гарнизон, состоявший из 2000 манчжурских и 6000 китайских войск, а также 3000 милиции из окрестностей города. Часть этих войск уже в продолжение целого года участвовала в стычках с английскими войсками, приобретя в результате некоторый боевой опыт, заставлявший союзников относиться к ним с осмотрительностью. Повторить атаку, произведенную в 1840 году, не представлялось возможным, так как канал, лежащий к западу от города, был перегорожен затопленными джонками, а место высадки, т. е. окрестности деревни Цзинбу, были усилены батареями и тщательно охранялись китайскими войсками. Оставалось только произвести подобную же высадку к востоку от города и затем атаковать наружные форты с сухого пути, с восточной стороны, и овладеть этим ключом Кантона без боя в городских улицах. Это направление, выбранное для атаки, не угрожало пути отступления высадившихся войск. Только в одном отношении оно было невыгодно, а именно из-за близости маршрута наступления штурмующих колонн северо-восточной и северной стенам Кантона. Последнее обстоятельство вызывало необходимость формирования особого отряда для овладения северо-восточными воротами и северной стеной, а также для приведения в негодность находившихся на ней орудий. По исполнении данного поручения означенный отряд мог присоединиться к остальным войскам через северные ворота.

Вся эта операция с высадкой к востоку от города — в [197] случае неудачи — могла быть названа усиленной рекогносцировкой. План был принят начальниками эскадр с согласия уполномоченных обоих государств.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Известные полководцы
Интересные факты

Почему под Бородином русская армия

News image

В начале сентября 1812 года отступающая русская армия приближалась к Мо...

Донесение М.И. Кутузова Александру

News image

Августа 24-го числа пополудни в 4 часа ариергард наш был ат...

Авторизация



Полководцы мира

Дожа Дьердь (Dozsa)

News image

Дожа Дьердь (Dozsa) 1475 – 1514 руководитель крестьянского восстания в Венгрии в XVI в. В XVI ве...

Тамерлан (Тимур). Жизнеописание

News image

Тимур (Тимур-Ленг - Железный Хромец), известный завоеватель восточных земель, чье имя звучало на устах ев...