Атака Кантона
Факты. События - Войны Китая

атака кантона

15 декабря соединенные эскадры подошли к острову Хэнань, лежащему напротив Кантона, и расположили в находившихся на нем огромных магазинах десантные войска; флот же стал на якорь западнее острова. В последующие два дня были произведены рекогносцировки каналов и протоков по обе стороны Кантона. Проток, лежащий к востоку от города по северную сторону острова Куппер (к северу от него предполагалось произвести высадку), оказался глубиной в 7 футов, будучи вполне пригодным для английских канонерских лодок, имевших мелкую осадку. Но весь берег, по северную сторону протока, оказался покрытым затопленными рисовыми полями; твердая почва виднелась только на расстоянии двух или трех миль (от 3 до 5 верст) к западу от него. В одном лишь пункте, а именно напротив восточной оконечности острова Куппер, рисовые поля занимали меньшее протяжение, и благодаря шоссе можно было быстро добраться до сухой почвы. Этот пункт и был окончательно выбран для высадки.

Атака Кантона была разделена на следующие акты: ночью с 27 на 28 декабря предполагалось занять саперами пункт высадки, затем с рассвета 28 и все 29 декабря решено было производить бомбардировку города флотом с южной стороны; а на рассвете последнего дня высадить остальные силы союзников, расположив: на правом фланге — французский экспедиционный корпус под начальством адмирала Женульи, в центре — отряд английских войск, вверенный генералу Ван Страубензее (Van Straubenzee), и на левом фланге — английские войска, временно остающиеся сзади в общем резерве у места высадки. Во время атаки центром и правым [198] флангом самого восточного укрепления, форта Линь, левому флангу следовало удерживать китайцев от контрудара со стороны восточных ворот города. После взятия форта Линь войска занимали бивуаки под прикрытием сильных пикетов. На рассвете 29 декабря должна была быть произведена, при содействии полевых орудий, общая атака северной стены Кантона. По захвату оного войска центра делятся на две части: одна займет восточные городские ворота, а другая, вместе с войсками правого и левого фланга, овладеет командующей высотой, лежащей в черте города у северной стены, откуда откроет артиллерийский огонь по наружным фортам.

Ночная высадка саперов прошла беспрепятственно. Утром 28 декабря, по общему сигналу, 32 боевых судна и батарея, расположенная на острове Дэтч-Фоли, начали стрелять по стенам и по городу; неторпливый огонь 112 орудий не прекращался весь день, причем снаряды долетали до самого форта Гу. В 9 часов утра следующего дня началась высадка французских войск под личным начальством адмирала Женульи, который по ее окончании двинулся вперед, не ожидая генерала Страубензее, севшего на мель при входе в канал со всем десантом, посаженным на канонерские лодки.

Французские войска были встречены китайской милицией, рассыпанной в виде стрелковой цепи позади многочисленных отдельных строений и кладбищ. Одного приближения этих войск было достаточно, чтобы стрелки отступали, и только две деревни, лежавшие к востоку от форта Линь, оказали более упорное сопротивление. В 600 метрах (275 саженях) от форта Линь французский отряд остановился, чтобы дать возможность опоздавшим английским войскам подойти и выстроиться на одной высоте с ними. Английская артиллерия заняла общую позицию с французской батареей и открыла огонь по форту Линь, между тем как весь 59-й английский полк подошел к месту боя, выслав две роты на правый фланг французского отряда, которому угрожали с этой стороны значительные скопища китайцев. [199]

После кратковременного обстрела форт Линь был взят союзниками штурмом. Китайские войска, занимавшие его, отступили в форштадт по направлению к восточным городским воротам. Для преследования их был послан французский отряд с двумя горными пушками, который занял крайние дома форштадта и тем обеспечил левый фланг союзников. На ночь весь десант расположился бивуаком: французы к югу от форта Линь и у восточных городских ворот, а англичане к северу от упомянутого форта, несколько оттеснив китайцев от обоих флангов и заняв небольшими отрядами деревни и отдельные рощицы, лежавшие впереди позиции. В течение всей ночи канонада не прекращалась, вследствие чего во многих пунктах города возникли сильные пожары.

В 7 часов утра следующего дня началась атака северной городской стены: 59-й английский полк выслал вперед стрелковую цепь, чтобы сбить китайских солдат со стены, а обе батареи, французская и английская, заняли под прикрытием 1-го французского десантного батальона отдельные позиции перед стеной для пробития в ней двух брешей; 2-й французский десантный батальон остался позади в деревне вместе с носильщиками лестниц. Чтобы подойти к стене, французским саперам пришлось сделать переход через водяной ров; лишь после этого могли быть использованы лестницы. Одновременно артиллерии удалось пробить брешь и произвести обвал; вслед за тем французские войска заняли северную стену. Почти в то же время на расстоянии 800 метров (370 сажен) от французов стеной овладели английские войска. Заняв ее, союзники начали немедленно преследовать китайцев, отступивших к высотам Сити-Хилл и Магазин-Хилл (City-Hill et Magazine-Hill), вооруженных двумя батареями и составлявших, по-видимому, последний оплот Кантона. Эта позиция была так же беспрепятственно занята союзниками, а артиллерийский огонь по наружным фортам, открытый с северной стены, и ружейный — из близлежащей пятиэтажной пагоды — заставили их гарнизоны обратиться в бегство. Покинутые форты были немедленно заняты английскими [200] войсками. Сражение окончилось разрушением северных ворот и занятием баррикады на высоте Сити-Хилл. После захвата этого последнего оплота адмирал Женульи и генерал Ван-Страубензее перевели свои главные квартиры в Сити-Хилл, который был наскоро укреплен; важнейшие пункты северной и восточной стены, а также внутри города были заняты сильными отрядами.

В 2 часа бой прекратился на всех пунктах, и союзникам удалось легко достичь своих целей без больших усилий, чему немало способствовал меткий огонь с эскадры, поражавший в течение суток китайские войска, толпившиеся на городских стенах. Маньчжурские и китайские войска оказывали слабое сопротивление, ни в одном месте не выдержав удара противников; они довольствовались стрельбой с дальних расстояний из своих фитильных ружей и луков, китайская артиллерия не причинила войскам никакого вреда. У французов в делах 28 и 29 декабря участвовало 60 офицеров и 1280 нижних чинов, разделенных, за исключением артиллеристов, на 2 батальона; у англичан — 59-й пехотный полк, Мадрасская пехота, команды саперов и инженерных войск, бригада и отдельный батальон морских солдат, а также две бригады матросов. Всего же у французов и англичан вместе имелось около 6000 чел. Союзники потеряли 110 чел. убитыми и ранеными; потери китайцев были приблизительно в пять раз больше.

На следующий день все форты были заминированы, артиллерийское вооружение стен и фортов приведено в негодность и, наконец, все запасы оружия и снарядов захвачены союзниками.

Занятие Кантона не сделало вице-короля Е более уступчивым; он оставался в своем дворце и не вступал ни в какие переговоры с союзными уполномоченными. Тогда было принято решение овладеть особой Е, гражданского губернатора и главнокомандующего маньчжурскими войсками. Вице-король был отправлен в качестве военнопленного в Калькутту, а двое других сановников оставлены на своих местах, при [201] условии, чтобы они управляли городом под наблюдением особой комиссии, составленной из высших офицеров союзных армий{38}. Для сохранения порядка в городе в помощь губернатору было назначено 400 человек солдат (59-й полк и команда морской пехоты).

Новые переговоры. Отплытие союзных эскадр в Чжилийский залив и атака фортов Дагу в устье реки Байхэ

После взятия Кантона союзные уполномоченные, полагая, что это событие произвело сильное впечатление на Пекинский двор, решили снова вступить с ним в сношения, продолжая вместе с тем занимать этот город гарнизоном. Если бы новые переговоры не привели ни к каким результатам, то уполномоченные намеревались отправиться в Чжилийский залив с целью уже оттуда повлиять на Пекинский двор. Письмо уполномоченных, адресованное первому министру, ставило условием, чтобы китайские комиссары прибыли для ведения переговоров не позже 31 марта 1858 года в город Шанхай, в противном случае враждебные действия должны были возобновиться. Между тем Пекинское правительство, недовольное действиями Е, сменило его, назначив нового вице-короля, столь же враждебного европейцам. В исходе марта оба адмирала сосредоточили свои эскадры в устье Янцзы, оставив часть сухопутных сил под начальством генерала Страубензее для занятия Кантона и несколько судов для наблюдения за Жемчужной рекой.

К назначенному сроку никаких императорских комиссаров в Шанхай не явилось, а потому решено было немедленно отправиться в Чжилийский залив. 19 апреля оба уполномоченных, барон Гро и лорд Элбджин, прибыли к устью Байхэ, где их встретили три мандарина, не имевшие, однако, достаточных полномочий для ведения переговоров, вследствие чего [202] уполномоченные отказались от всяких с ними сношений. Вместе с английским и французским уполномоченными к устью Байхэ прибыли также посланник Соединенных Штатов Рид с фрегатами «Миннесота» (Minnesota) и «Миссисипи» (Missisipi) и наш посланник, граф Путятин (на пароходе «Америка»), вступившие в переговоры с мандаринами, от которых получили, однако, только уклончивые ответы на предъявленные требования. С прибытием большей части судов 25 апреля в устье Байхэ, уполномоченными решено было немедленно прибегнуть к принудительным мерам: сначала блокировать устье реки и овладеть фортами, защищающими вход в нее, а затем двинуться вверх по реке и занять город Тяньцзинь, представляющий собой гавань Пекина.

После обсуждения предложенной задачи адмиралы пришли к заключению, что блокада устья Байхэ не представляет никаких затруднений; взятие же фортов хотя и затруднительно вследствие болотистых берегов реки, но все-таки возможно. Относительно же экспедиции по реке Байхэ к Тяньцзиню они находили, что для этой цели у них слишком мало средств из-за необходимости оставить гарнизон в фортах при устье реки и, кроме того, вследствие отсутствия части канонерских лодок, задержанных противными муссонами при входе в Чжилийский залив.

Эскадрам нельзя было долго оставаться в бездействии, надлежало показать китайским властям, что уполномоченные могут немедленно силой поддержать свои требования. Поэтому двум французским и двум английским канонерским лодкам было приказано, пользуясь высокой водой во время прилива, пройти речной бар и стать против фортов, угрожая им бомбардировкой.

Однако только одной канонерской лодке удалось пройти, три остальные сели на мель и лишь при следующем приливе могли войти в реку и бросить якорь перед фортами. Вслед за тем уполномоченные Англии и Франции объявили, что они требуют для себя свободного проезда на своих судах в Тяньцзинь для переговоров с высшими китайскими сановниками [203] и, как предварительной меры, сдачи фортов при устье Байхэ. На это требование 20 мая 1858 года был получен, как следовало ожидать, весьма неудовлетворительный ответ, вызвавший решение атаковать упомянутые форты. Согласно плану атаки фортов предполагалось обстреливать их артиллерийским огнем с канонерских лодок, после чего штурмовать десантными войсками, разделенными на два отряда.

Шесть канонерских лодок, вошедших в реку, были поровну разбиты на два отряда: один имел целю атаку правого, а второй — левого берега. Огонь по обоим берегам должен был быть открыт одновременно.

Для атаки фортов левого берега с сухого пути предназначался отряд из 457 человек (289 с английской эскадры и 168 с французской), а против фортов правого берега — из 721 человека (371 с английской и 350 с французской эскадр). Всего 1188 человек.

Ключом атакуемой позиции был большой северный форт на правом южном берегу реки, командовавший над всеми остальными фортами этой стороны. Но так как укрепления противоположного берега могли действовать по месту высадки десанта, назначенного для атаки фортов правого берега, то первая атака должна была быть направлена против северной стороны. После их занятия следовало поставить здесь батарею горных единорогов, чтобы воспрепятствовать возвращению неприятеля в оставленные укрепления.

По очищении от китайских войск укреплений левого берега предполагалось перевести десант на противоположный берег для занятия командующего форта с целью облегчить войскам правого берега штурм прочих окопов. Овладев укреплениями обоих берегов реки, десантные отряды должны были сосредоточиться в фортах правого берега, преимущественно в северном, так как остальные форты они занять не могли по причине своей малочисленности. По овладении другими фортами левого берега отряду канонерских лодок, назначенному для их бомбардировки, была поставлена задача не допускать обратного занятия фортов китайцами. [204]

На всех канонерских лодках, долженствовавших обстреливать форты, марсы были заняты лучшими стрелками, действовавшими по орудийной прислуге. За движениями китайских войск следили канонерские лодки, перевозившие десант и имевшие на мачтах особых наблюдателей; эти же лодки предназначались впоследствии для обстрела фортов анфиладным огнем и с тыла, с целью привести в беспорядок защитников укреплений. Им же было приказано бомбардировать деревню Дагу и зажечь ее, чтобы деморализовать китайские войска.

19 мая были сделаны все распоряжения для атаки обоих берегов реки Байхэ, и в 6 часов вечера шесть малых английских канонерских лодок с десантом обеих эскадр, помещенным на них и на буксируемых ими шлюпках, прошли речной бар и встали на якорь несколько ниже фортов. 20 мая утром китайскому главнокомандующему послали предложение сдать форты; в случае отказа атака должна была начаться в 10 часов утра. Для удобства управления и во избежание потери времени на обмен решений оба адмирала подняли свои флаги на английской канонерской лодке «Слэйни». В половине девятого канонерские лодки, назначенные для обстрела фортов, заняли свои места. За ними последовали канонерские лодки с десантом, имея во главе адмиральский корабль.

Как только эскадра тронулась, с обоих берегов был открыт сильный артиллерийский и ружейный огонь, причинивший канонерским лодкам значительный вред, так как корабли проходили 460 сажен на дальнем и 90 сажен на ближнем расстоянии от фортов правого берега.

На этот огонь с эскадры не отвечали ни одним выстрелом, чтобы дымом не затруднить маневрирования судов в узком и извилистом фарватере реки. Десант и команда получили приказание лечь на палубу, и только офицеры, управлявшие движением, стояли на своих местах. Когда эскадра расположилась согласно диспозиции, было отдано приказание открыть огонь со всех судов, назначенных для обстрела фортов. Действие артиллерии союзников на столь близком расстоянии было сильным, к тому же ружейный огонь с [205] марсов быстро выбил орудийную прислугу неприятеля. Спущенные китайцами по течению реки брандеры не причинили никакого вреда канонерским лодкам, так как они с помощью гребных судов были отведены в сторону и посажены на мель. К 11 часам все орудия в укреплениях левого берега замолкли; тогда был высажен десант, снабженный штурмовыми лестницами. Он овладел фортами без сопротивления, ибо гарнизон бежал при одном приближении союзников.

Четверть часа спустя форты правого берега также прекратили огонь, и десантный отряд высаживался свободно. Движение от пункта высадки к фортам чрезвычайно затруднялось свойствами грунта, состоявшего из вязкого речного ила, в который ноги погружались по колено. Едва только штурмующая колонна выбралась из топкого прибрежья, как со стороны деревни Дагу появился китайский отряд силой в 400 человек пехоты, сопровождаемый большим числом маньчжурской конницы. Этот отряд подошел к союзникам на 400 сажен, но меткий штуцерный огонь заставил пехоту отступить и рассеял кавалерию.

В фортах правого берега китайские войска не дожидались удара союзников, а бросились бежать при одном их появлении; лишь отдельные группы маньчжурских солдат, захваченных врасплох, защищались холодным оружием. В 12 часов вся линия фортов на обоих берегах была в руках европейцев: достаточно было двух часов, чтобы овладеть укреплениями, вооруженными 284 орудиями (в том числе 180 большого калибра), действовавшими по канонерским лодкам с самых близких расстояний. В течение всего боя китайские войска проявляли похвальную стойкость под огнем, но от рукопашной схватки уклонялись, бросая свои укрепления при одном виде англо-французов. Потери союзников были, по-видимому, незначительны, точной цифры нигде не приведено, упомянуто только, что во французских войсках убито 4 офицера и 1 тяжело ранен.

После окончания дела на северном форту правого берега во время пожара произошел взрыв порохового погреба, [206] причинивший захватчикам значительный урон. Пока десантные войска разрушали форты обоих берегов и сосредотачивались в северном форту правого берега, две английские и две французские канонерские лодки получили приказание овладеть батареей, расположенной весьма выгодно на ближайшем изгибе реки. Отсюда китайцы, обстреливая продольно течение реки, серьезно беспокоили канонерские лодки, стоявшие перед занятыми фортами. Вдоль берега реки был направлен особый отряд для овладения этой батареей с тыла.

Одновременное движение канонерских лодок и пехотного отряда заставило гарнизон батареи поспешно удалиться без всякого сопротивления. После этого успеха оборона устья реки была окончательно уничтожена и канонерские лодки направились вверх по течению мимо деревни Дагу, растянутой по берегу. В разных местах на берегу виднелись батареи, предназначенные для обстрела фарватера реки. У западной оконечности деревни канонерские лодки встретили заграждение, состоявшее из джонок, связанных между собой цепями, и прикрытое батареей в 15 орудий. Китайских войск не было видно нигде, ими владела паника.

Оба адмирала решили не разрушать этого заграждения, которое могло предохранить канонерские лодки от спускаемых по течению брандеров. Оборона заграждения была поручена четырем канонерским лодкам, между тем как остальная эскадра стала на якорь в изгибе реки, против батареи, занятой в конце боя. По полученным сведениям китайские войска отступили к Тяньцзиню, а императорские комиссары удалились в деревню Сыгу, лежащую в трех верстах выше Дагу.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Известные полководцы
Интересные факты

Дмитрий Сергеевич Дохтуров

News image

Дмитрий Сергеевич Дохтуров (1756-1816) Генерал от инфантерии. Дмитрий Сергеевич родился в ...

Фельдмаршал Петр Салтыков. Почему п

News image

Старинный дворянский род Салтыковых дал России много славных полководцев, прославленных ге...

Авторизация



Полководцы мира

Дожа Дьердь (Dozsa)

News image

Дожа Дьердь (Dozsa) 1475 – 1514 руководитель крестьянского восстания в Венгрии в XVI в. В XVI ве...

Тамерлан (Тимур). Жизнеописание

News image

Тимур (Тимур-Ленг - Железный Хромец), известный завоеватель восточных земель, чье имя звучало на устах ев...