Английское командование
Факты. События - Средневековье и рыцарство

английское командование

Командная структура английской армии не отличалась сложностью. Армии, по большей части, были экспедиционными силами, которые недолго оставались в полевых условиях. Обычно войско делилось на три больших баталии (или, по нынешним меркам, корпуса”), как в 1359 г. Обычно одной из них командовал король или командующий армией, но и остальные имели своих командиров, обычно высокого ранга, которые, впрочем, иногда назначались лишь перед самой битвой. Жан ле Бель пишет, как утром 26 августа 1346 г. у Креси Эдуард III поручил первую баталию своему сыну, дав ему в помощники графов Уорвика и Стаффорда, вторую – Нортгемптону, Суффолку и епископу Дарэмскому, а сам возглавил третью. Командующий обычно управлял своим войском со стороны и в бой вступал лишь тогда, когда приходилось использовать резерв. Хотя Черный Принц заявил при Пуатье, что Вы не увидите меня показывающим спину в этот день, но я всегда буду в первых рядах”, он держался подальше от гущи боя чуть ли не до самого конца.

Если государь не мог вести свои армии в бой (скажем, этому препятствовал возраст, как с Эдуардом III), его мог заменять ближайший родич, желательно сын, и лучший пример этого правила – Эдуард Черный Принц. Джон Гонт однажды был отправлен на войну просто по той причине, что король и Черный Принц не могли тогда возглавить войско. В последние годы правления Эдуарда англичане снарядили 5 больших экспедиций на континент, и честь возглавить их была возложена на королевских сыновей: дважды Гонт, один раз Томас Вудстокский, а в другой Эдмунд Лэнгли был одним из командующих. Зять короля, граф Пембрук, был поставлен во главе сил, отправленных в Гасконь (1372 г.). Но то были все люди молодые и малоопытные. Впрочем, нередко при номинальном полководце состоял опытный наставник, и такова была роль Джона Чандоса при Пуатье. Он же командовал армией при Орэ, хотя формально ее возглавлял Жан де Монфор, герцог Бретонский. И он же давал советы и указания юному Джону Гонту при Нахере (сам Гонт на протяжении своей жизни всегда внимательно относился к рекомендациям своих советников).

Поскольку Столетняя война происходила на территории Франции, коннетабль и граф-маршал так и не достигли того высокого положения, каким пользовались французские коннетабли и маршалы. Английская военная администрация на французских территориях, однако, неизбежно испытывала определенное местное влияние. Наиболее характерные последствия этого взаимодействия двух систем – назначение Гемфри Стаффорда, герцога Бэкингема, коннетаблем Франции (в 1430 г.) и Тэлбота – маршалом Франции (в 1436 г.). Тем не менее, коннетабль (или констебль) и граф-маршал Англии или специально назначенные маршалы (два маршала обычно временно назначались в армиях, собранных по контракту) были старшими военными командирами в походе в армиях, возглавляемых королем. Они отвечали за состояние и организацию армии. Армии на других театрах военных действий тоже имели своих коннетаблей и маршалов. К концу войны современники, безусловно, считали традиционные должности маршала и коннетабля отжившими свой век. Фастольф в 1450 г. советовал во время похода во Франции командующему иметь двух лордов, чтобы те были его коннетаблем и маршалом его войска, уверенных рыцарей, которые перед этим приобрели большие знания и опыт в войнах, управлять его войском, исполняя законы о гербах и распоряжения, какие считают самыми необходимыми”.

Обязанности Графа-маршала (консервативная Англия сохраняет этот пост и поныне) и коннетабля уже в конце XIII в. были неясны современникам (это факт!). Однако, от конца XIV столетия (вероятно, 1380-е гг.) до нас дошли трактаты, посвященные этому вопросу, хотя неизвестно, насколько они отражали современную практику и реальность. Маршал имел право на выплаты от всех тех, кто приносит присягу королю, и всех тех, кто был помещен в его тюрьму. В военное время он получал все штрафы, собранные монаршим судом, исключая дела придворных рыцарей и эсквайров. Также ему шли все трофейные разномастные животные, а также (по крайней мере, в начале XIV в.) еще доспехи и деньги командира сдавшегося вражеского гарнизона, и 2 бочки (504 галлона) вина, штуку лучшего сукна и долю воска от всех сдавшихся городов. Коннетабль получал всех животных без рогов, свиней и неподкованных лошадей, и все торговцы и проститутки, бывшие при армии, обязаны были отдавать ему по 4 пенни в неделю (любопытный источник дохода! вот уж страсть англичан к порядку!). Оба этих чиновника должны были ставить войска по квартирам, разбивать лагерь и расставлять часовых. Маршал (вместе с клерком Гардероба) отмечал выполнение военной повинности дворянства и был правомочен присутствовать на военных советах. Он должен был поддерживать порядок в войске и предотвращать дезертирство. Коннетабль получал (причем эти крохотные оклады жалованья не менялись с начала XII столетия!) 5 шиллингов в день, пребывая вне двора, и 3 шиллинга 6 пенни, если столовался при дворе.

Маршал Франции” (Тэлбот) должен был руководить военными действиями для поражения французов, организовывать сбор и смотр вооруженных сил и осуществлять судебную власть маршала.

Еще в наличии были губернаторы, наместники и генерал-капитаны, руководившие пограничными округами и оккупированными провинциями, с полномочиями набирать и устраивать сбор армиям на королевском жалованье, ставить гарнизоны в города и замки и назначать своих капитанов. Т.е., в Нормандии генеральные наместники командовали отдельными регионами, и им подчинялись капитаны, командовавшие важными замками.

Не существовало стандартного перечня полномочий для получивших назначение. В контракте короля и Нортгемптона (1345 г.) указывалось, что граф должен быть Хранителем Бретани, на суше и на море, с властью высокого и низкого суда, и правом разрешать все спорные вопросы и противоречия, миловать осужденных даже в делах, связанных с казнью и лишением конечностей. Он должен был устраивать походы против врагов на суше и на море, брать города, замки и крепости, заключать перемирия, назначать и смещать чиновников, и король обещал поддерживать его во всем. Оговаривались и финансовые аспекты. Но когда в следующем году Хью де Гастингс был назначен капитаном Англии во Фландрии, он должен был лишь отправляться в походы и шевоше на французов и сражаться и уничтожать их. Когда в 1355 г. Эдуард назначил Черного Принца наместником Гаскони, вопрос о жалованье и деньгах, достаточных для умиротворения жителей страны”, был поставлен перед такими полномочиями, как право заключать перемирия. Король отвечал за снабжение провиантом 4 городов, и в случае их захвата, принц ни за что не отвечал. Если принц попадал в неприятности, король обещал выручить его.

Типичный капитан XV столетия Томас, лорд Скейлз (ок.1399-1460), рыцарь Подвязки с 1425 г., во Франции с 1421 г. Участник битв при Ба-Куртиль (1427), Божанси (1428) и Патэ. Он последовательно занимал посты капитана Вернейля (1423), Сен-Жак-де-Беврон (1427), Понторсона, Лувьера (1430), Домфора (1433), Сен-Ло (1435), Руана (1436), Гранвиля (1441). Или, скажем, сэр Джон Кресси (1407-1445) из Нортгемптоншира (на военной службе с 1429 г.). Впервые он упоминается на посту заместителя графа Арундела, капитана Руана (1432 г.). Затем он участвует в экспедиции 1435 г., возглавляя собственную роту. В декабре этого года он служит сборщиком гарнизона Ле Кротуа, а в феврале 1436 г. получил под начало гарнизон в Э, вскоре захваченном французами. В следующем году он получает пост заместителя герцога Йорка в Кане (до декабря 1437 г.). В 1441 г. Кресси участвует в экспедиции Йорка и обороне Понтуаза, а потом принял должность капитана Жизора, где оставался до осени 1442 года. К февралю 1444 г. он становится капитаном Орбека, Лизье и Пон-л’Эвека, и оставался в этом ранге (возможно, он был и советником короля во Франции) до самой смерти, последовавшей 3 марта 1445 г. в Лотарингии.

Наместнику подчинялись сенешали, местные бальи, капитаны городов и кастеляны, но единой системы должностей не было. За несколькими исключениями (назначения Дэгуорта и Бентли наместниками Бретани и Чандоса – сенешалем Пуату) большинство постов заполнялось выходцами из знати, как и места капитанов прибрежных городов (в первую очередь Кале) с 1380-х годов. После злополучного совместного командования армией в 4000 человек Ноллиса ( Робер Грозный” французов), Томаса де Грандисона, Алена де Боксхелла и Томаса Буршье (1370 г.), пост наместника отныне поручался только аристократу. Высокородным подчиненным старого бригана” (хотя они и приложили печати к патентам, где обещали подчиняться Ноллису, помогать ему делом и советом) не понравилось получать приказы от рыцаря, который появился на свет как простолюдин (и начал военную карьеру как лучник). Дошло до того, что Джон Минстерворт, командовавший крупнейшей свитой в армии, попросту дезертировал, а по возвращении Ноллиса в Англию, ему был предъявлен ряд обвинений (хотя ему удалось оправдаться, а Минстерворт был осужден за измену).

Это не означает, что англичане не ценили опыт профессиональных” капитанов, этих воистину gens de guerre, причем людей не столько guerre guerroyable, сколько guerre mortelle – такими профессионалами всегда жила любая армия. Но им находили применение в качестве независимых командующих на второстепенных театрах военных действий. Например, сэр Томас Дэгуорт, сэр Джон Хардрсгуль и сэр Уолтер Бентли – эти опытные солдаты из рядов мелкого дворянства с горсточкой своих солдат на протяжении десятилетий удерживали для своего короля Бретань. Но нельзя сказать, что им отводилось самое почетное место в военной иерархии, которую непременно возглавлял монарх (даже Генрих VI обязан был вести свои армии). Скажем, в 1359 г. баталиями командовали король, принц Уэльский и герцог Ланкастер, и у обоих последних, что также неслучайно, были самые многочисленные свиты.

Пример Ноллиса лишний раз подчеркивает те условия, которыми руководствовался монарх при выборе полководца. Вопросы чести и чувства гордости неизбежно были связаны с необходимостью. Перед битвой при Орэ, Кэлвли, которого Чандос попросил возглавить арьергард, отказался, поскольку не считал себя подходящим для этой задачи. Чандос настаивал, и наконец сказал, что или сэр Хью сделает это, или он сам поведет арьергард. Лишь тогда Кэлвли согласился. С вопросами чести были связаны и вопросы социального положения. Меморандум королевского совета 1340-х гг.: Также, что граф Арундел назначается адмиралом, поелику никто не может быть им, если он не un grant [знатный, буквально большой”, человек]”. Сэр Джон Фастольф очертил образ идеального полководца 1450 года: он должен быть военачальником благородного и знатного положения, со знаниями и военным опытом”.

В числе командующих иногда случались и прелаты, и епископы Дарэма и Йорка постоянно участвовали в Шотландских войнах. Томас Хатфилд, бывший придворный клерк Эдуарда III, получивший кафедру в Дарэме, был истинным воином и командовал арьергардом английской армии в Нормандской экспедиции (1346 г.). Впрочем, в Столетнюю войну наиболее отличился” Генри Диспенсер, епископ Норича (1370-1406 гг.). Похоже, что его воодушевил легкий успех над мятежной чернью в 1381 г., и два года спустя он настоял на крестовом походе во Фландрию, против сторонников схизматика Клемента VII. Эта бездарно организованная экспедиция окончилась, естественно, полным провалом, а на родине епископа и его капитанов поджидал парламентский импичмент. На сем его военная карьера и завершилась. Неудивительно, что прелатов в латах и с мечом в руке настоящие военные нередко недолюбливали (ранний, но характерный пример: в 1298 г., в битве при Фолкерке, один из подчиненных епископа Дарэмского, в ответ на приказ совершить такой-то маневр, послал его служить мессу и не учить их рыцарским делам).

Несколько слов о военных чиновниках. Клерки королевского двора (Кабинета и, прежде всего, Гардероба) организовывали в походах выплату жалованья войскам, сбор и распределение припасов, ремонт, фактически, исполняли роль штабных офицеров. Результаты их работы производят впечатление по сей день – десятки научных работ по истории английской средневековой армии основываются именно на огромном количестве тех документов, что оставили после себя эти чиновники. На службе у магнатов состояла собственная администрация – Черный Принц использовал Джона Хенкстеворта, ревизора своего двора, в качестве казначея в ходе шевоше 1355-1356 гг.

Глава Гардероба, Уильям Норвелл, отвечал за кампании 1338-1340 гг., в 1359 г. его преемник, Уильям Фарли, возглавил администрацию королевской армии в походе на Реймс. Он был, по выражению Т.Ф. Таута, не только смотрителем придворных счетов, но казначеем армии и дипломатической службы”. Ему помогали ревизор Уильям Кли и казначей Томас Брантингем. Но этот коллектив справился с задачей гораздо хуже своих предшественников, в чем, безусловно, надо винить усложнившуюся военную структуру и возросшую масштабность военных действий. М. Прествич отмечает, что документы короны с середины XIV века не производят того же впечатления высокого уровня бюрократического управления войной, как в дни Эдуарда I”, и королевские клерки больше не назначались в экспедиционные силы. Впрочем, завоевав Нормандию, практичные англичане вновь разработали сложную административную машину.

Численность полевых армий

Величайшая армия, когда-либо собранная Англией в годы Столетней войны, была предназначена для осады Кале (1346-1347 гг.). Всего в ней числилось 32303 человека:

Кавалерия
5340

Принц Уэльский

1

Графы (Включая Диспенсора как графа Глостера)

10

Епископ Дарэмский

1

Германские графы

2

Бароны и баннереты

78

Рыцари

1066

Эсквайры, латники и знаменосцы

4182

Пехота
26963

Сотники

52

Двадцатники

794

Хобилары

528

Конные лучники

4025

Пешие лучники

16051

Придворные йомены короля

140

Панцирники (немецкая пехота в кольчугах; подобным образом вооруженные английские солдаты назывались armati)

339

Арбалетчики

111

Знаменосцы

6

Оружейники

6

Ремесленники (каменщики, плотники, инженеры и т.д., и еще артиллеристы, включая 12 канониров )

339

Валлийская пехота (включая их офицеров - рыцарей, эсквайров, предводителей, сотников и двадцатников)

4572

Помимо комбатантов, при армии находились еще менестрели, гонцы, кузнецы, минеры, палаточники.

Войска делились на три «баталии». В первой были графы Уорвик (Бошан), Оксфорд, Стаффорд и Бургерш, баннереты: лорд Могун Данстерский (кавалер Подвязки), Бартоломью Бургерш мл., Морис Беркли, Эймер (Амори?) Сент-Аманд и Джон Хардрсгуль; рыцари: Питер Бедингфельд, Уильям Ласи из Чарлкоута, Уильям де ла Поль, Хэмон де Стрэндж, Ральф Бассет из Чидла, Ральф Бассет из Сэпкота и др.

Вторая баталия (графы Богун и Арундел): лорды Ласи и Бассет Уэлдонский; баннереты: Джон ле Стрэндж из Уитчерча, Джон Саттон из Дадли; рыцари: Джон Рэли, Роберт Лейси, Джон Тэлбот и др.

Третья (король): графы Суффолк, Хантингдон, епископ Дарэмский; баннереты: Хью Диспенсер, Бартоломью Бургерш ст., Роберт Феррерс из Чартли, Генри Брэйлсфорд, Ральф Стаффорд, Ричард Тэлбот, Томас Браоз, Роджер Бошан из Блетсо; рыцари: Джон Хэмптон, Питер Браоз, Генри Денгэйн, Гай де Брайан мл., Джон Бошан знаменосец (младший брат графа Уорвика), Томас Уэйк из Блисворта, Гриффин, Майкл и Уолтер де ла Поль, Майлс Степлтон, Уильям Уоренн, Уильям из Ламбета, Рис ап Гриффидд, Эдмунд Хедерсет, Генри Инглби, Джон Хотот, Джон де Реппс, Джон Голафр, Фульк Бермингем, Джон Говард мл., Генри Перси и др.

Были также немецкие графы, нормандская знать (Годфруа де Аркур, Гийом де Груи и Ролан де Вердон), валлийские лорды Роберт ап Гриффидд и Эван ап Гриффидд ап Хоуэл из Карнарвона, Давид ап Рис ап Тюдор, Хоуэл ап Лливелин ап Гриффидд из Англси, Эйнион ап Гриффидд, Эван ап Лливелин ап Барон из Мерионетшира, Рис ап Гриффидд, Оуэн ап Оуэн, Лливелин Эйнион Воган и Рис Данган из Южного Уэльса. Не считая еще 200 валлийцев из «Ньюпорта и Незервента» у графа Глостера (Хью де Одли), 300 из «Брегнока» (Брекнока) у графа Богуна и Герфорда (Гемфри де Богун), 100 из Стригайла и Незервента от графини Норфолк.

Еще лишь однажды английская армия во Франции в XIV в. превышала 10-11000 человек. (Адам Муримит сообщает о перевозке королем осенью 1342 г. в Бретань 6000 латников и 12000 лучников, но вряд ли ему можно доверять.) Это была кампания Эдуарда III, Черного Принца и герцога Ланкастера 1359-1360 гг. Согласно Жану ле Белю и Фруассару, войска только первых двух насчитывали 18500 или 16000, из которых 1500 (как пишет хронист Генри Найтон) были иностранцами (немцы, богемцы, брабантцы, фламандцы и геннегауцы) под началом сэра Уолтера Мэнни. Фруассар пишет, что король расупстил многих наемников-чужеземцев, ибо «он привел достаточно людей из своей страны». В счетах казначеев за август-ноябрь 1359 г. значатся 4750 латников, 5500 конных лучников и 1100 валлийской пехоты, а также более 500 клерков, конюхов, рабочих и прочих нестроевых. Вся армия, вероятно, не превышала 12000, и Герольд Чандоса сообщает о «более 10000».

В целом же, нормой в первый период Столетней войны были армии по 5000-6000 солдат, иногда меньше. Проанализируем численность армий трех первых кампаний войны.

Летом 1338 г. Эдуард высадился в Антверпене примерно с 1400 латников, около 2500 лучников и неизвестным количеством валлийских пехотинцев (всего их в разное время было свыше 1000 человек в ходе кампании). При Биронфосе (1339 г.) с королем были (по подсчетам А. Принса) более 1600 (или около 1500) латников и рыцарей, 1500 конных и 1580 пеших лучников, лишь 80 валлийских пехотинцев (поскольку большая часть их к тому времени убыла домой) и более 800 иностранных латников. Не считая союзников, теоретически выставлявших почти 7000 латников. Хроники (Найтон и Жан ле Бель) дают 1200-1600 латников-англичан, 800 «вооруженных людей» и 2000 лучников. Но сам король писал парламенту, что с ним было 15000 человек!

Для экспедиции 1340 г. (победа при Слейсе и осада Турнэ) были мобилизованы 2595 латников и рыцарей, 1012 «вооруженных людей», 7952 лучника (включая 2000 валлийских стрелков) и 2000 пеших валлийских копейщиков. А вот что из этого получилось на деле. Согласно свитку на выплату жалованья, король сражался при Слейсе (24 июня) вместе с примерно 1300 латниками и, вероятно, более 1000 лучников (свиток показывает не менее 900 лучников при Слейсе; еще для 750 точный срок службы неизвестен, но возможно, что часть их была в битве), в основном из состава свит знати. Около 150 латников (люди графа Оксфорда, свита сэра Джеффри ле Скроупа и другие) прибыли после битвы, еще примерно столько же отправились домой, но более 2000 лучников (по большей части пешие ополченцы) на исходе лета пополнили армию Эдуарда. Кроме того, известно о присутствии еще нескольких свит, не попавших в документы о выдаче жалованья. Так, вероятно, что Генри Бургерш, епископ Линкольнский, привел не менее 65 латников в 1340 г. во Фландрию. Известно и что при Слейсе были адмиралы короля, графы Арундел и Хантингдон, и не менее 30 их людей получили грамоты о протекции (и, вероятно, были в походе). Наконец, нет в документах и упоминания о Робере де Артуа (и его свите), который предпринял в конце июля неудачную попытку захвата Сен-Омера. Сохранились документы о протекции для 49 его людей. 24 латника и 24 лучника свиты сэра Джона де Молинса значатся в отдельном свитке, а сэр Хью ле Диспенсер с 25 своими людьми получил грамоты о защите, но не значится в документах на выплату денег, как и сэр Роберт Морли. Поэтому, число латников при Слейсе, вероятно, достигало все же 1500 человек, а во время осады Турнэ их могло быть еще больше.

В ходе кампания в Бретани (1342-1343 гг.) туда были отправлены последовательно три армии одна за другой. Сэр Уолтер Мэнни (придворный баннерет) служил там весной и в начале лета 1342 г. с отрядом в не более 350 человек (около 130 латников, остальные конные лучники). Граф Нортгемптон отплыл туда в августе 1342 г. Состав его армии установить невозможно, т.к. численность свит Робера де Артуа и Уильяма де Килдсби не зафиксирована в документах. Большую часть войска составили пехотинцы, набранные патентами на набор (1700 человек). Но они служили там недолго, а часть их так и осталась в Англии. Поэтому реальную военную силу Дерби, с которой он сражался при Морле (30 сентября) представляли, вероятно, 1100-1200 солдат из Англии (примерно поровну латников и конных лучников) и неизвестное количество бретонцев.

Наконец, в конце октября в герцогстве появился сам король. Из-за того, что часть свит магнатов рано отправилась домой, а лучники и пехота ополчения вовсе не появились на театре военных действий (или не задержались там надолго), к Рождеству с Эдуардом осталось всего 3600-3700 солдат – латники и конные лучники в приблизительно равных пропорциях. Свиток на выплату жалованья указывает на службу около 1900 латников в Бретани в ходе этой кампании. Учитывая отсутствие в документе еще 150 (?) латников и несомненные ошибки при подсчете, приходим к выводу, что там воевало до 2000 латников-англичан и примерно столько же лучников.

У графа Дерби было лишь 2500 (около 500 латников и 2000 лучников) человек в Гасконской экспедиции 1345 г. и в 1355 г. столько же (500 латников и 800 лучников Дерби, 300 и 500 соответственно с Ноллисом, из Бретани, и 100 латников-нормандцев Филиппа Наваррского, плюс небольшой авангард). В сентябре 1346 г. Дерби отплыл с 1000 латниками и неуказанным числом пехоты (по его донесению) или с 1200 латниками, 2000 лучниками и 3000 пехоты (согласно Фруассару).

Черный Принц прибыл в 1355 г. из Англии в Гасконь с более чем 1000 латников, 1000 конных лучников, 170 валлийскими пехотинцами и 3-400 пеших лучников (по оценкам Роберта Эйвсберийского, всего 2000 лучников). Итого до 2600. Герольд Чандоса, явно преувеличивая, пишет о более 6000 воинов Принца (включая баронов Гаскони) в его шевоше. И при Пуатье его англо-гасконская армия включала не более 3000 латников (4000, согласно Ле Бейкеру), 2000 лучников (по другим оценкам, 2500-3000) и 1000 прочей пехоты («сержанты» в письме Бургерша).

Среди армий шевоше конца столетия, крупнейшими были возглавляемые герцогом Ланкастером в 1369 г. (свыше 6000) и 1373 г. (по счетам и контрактам, около 6000, из них более 3000 латников и более 2900 лучников; согласно хроникам, 10-15000 войска, хотя Фруассар дает 2000 латников и 4000 лучников). Армии прочих экспедиций того времени были значительно меньше, не превышая нормы 4000-6000 бойцов. Так, граф Кембридж и герцог Бретонский отплыли в апреле 1375 г. в Бретань с 3975 воинами, Жан де Монфор в 1379 г. с 1300 (1000 из них, по Муримиту, утонула во время шторма), а Бэкингем отправился туда в 1380 г. примерно с 5200 солдат. Роберт Ноллис в 1370 г. возглавил, согласно Фруассару, 1500 латников и 4000 лучников. В действительности, стрелков было гораздо меньше – неполный список свит его армии перечисляет 1416 латников и 1512 лучников, хотя известно, что еще не менее 9 свит и многие добровольцы присоединились к Ноллису. Предполагаемая экспедиция Томаса Фельтона (1381 г.) должна была состоять из 1000 латников и стольких же лучников. В 1381-1382 гг. граф Кембридж участвовал во вторжении в Кастилию с 1500 латников и 1500 лучников (англичане, гасконцы и кастильские изгнанники). И герцог Ланкастер в 1386-1387 гг. воевал с Кастилией, имея 2000 латников, 3000 лучников и еще до 2000 пехоты.

Подобных размеров были и армии XV века. В июне 1415 г. Англию оставили 10000 солдат. Из них (согласно Азенкурскому свитку) свыше 2000 латников, 8000 лучников и 65 (или 75) пушкарей-голландцев, возглавляемых четырьмя голландскими мастерами-канонирами. (Четверо таких мастеров в армии Солсбери под Орлеаном получали жалованье латника.) Множество нестроевых (не считая слуг при воинах) сопровождало каждую армию. В 1415 г. это были врачи (13 или 20), 12 герольдов, не менее 120 минеров, столько же каменщиков, веревочников и гончаров, и 124 плотника. А также 60 конюхов, коновалы, 16 священников, оружейники, кузнецы, мясники, пекари, гуртовщики, красильщики, кожевники, торговцы рыбой. Там был даже оркестр во главе с королевским менестрелем Джоном Стиффом (15 «менестрелей», т.е. музыкантов – трубачей, барабанщиков, волынщиков – получавших по дюжине пенсов в день). Не говоря уже об обычных спутницах войска – маркитантки, прислуга, жены, прачки и проститутки. Правда, король велел тогда (и повторил приказ в 1421 г.), что каждый, кто обнаружит в лагере женщину легкого поведения, может отнять у нее деньги, выгнать ее и сломать ей руку. (Хотя такие запреты, вкупе с ограничениями на употребление вина, способствовали высокому проценту дезертирств.) Эта армия осаждала Гарфлер, и остатки ее, после потерь при осаде (согласно Монстреле, умерло не менее 2000 англичан и еще столько же больных отправили домой) и выделения 300 латников и 900 лучников (по другим данным, 900 и 1200 соответственно, Монстреле говорит – 500 и 1000) для гарнизона города, сражались при Азенкуре. В этой битве у Генриха V было 900 латников и около 5000 лучников. Экспедиция 1416 г. (900 латников и 1500 или 1800 лучников) ограничилась усилением гарнизона Гарфлера. Вторая кампания года (7000 солдат, 2/3 их лучники) проводилась на море (снятие блокады Гарфлера).

Крупнейшими армиями были сражавшаяся при Вернейле (до 10000; согласно «Продолжению Брута», всего 9000 воинов) или Мон-Эпилуа (тоже 10000) и завоевавшая Нормандию (1417-1418 гг.). При отплытии из Англии летом 1417 г. с королем были 83 капитана, 2221 латник и 7794 лучника – и контрактники, и ленные держатели; с нестроевыми и пажами 16400 человек. В мае следующего года к нему присоединились еще 500 латников и 1500 стрелков. В июне 1421 г. Генрих отправился во Францию с 900 латниками и 3300 лучниками (список смотра 1421 г. показал 4100 солдат, из них 1025 лучников).

В правление Генриха VI крупнейшие армии посылались в 1430 (ее возглавил лично монарх) и 1436 (Гемфри, герцог Глостер, примерно с 7675 солдатами под Кале) гг. Прочие обычно не превышали 2000 человек! Лишь немногие были больше. Как правило, такие армии предназначались для наступления – Солсбери под Орлеаном (в начале осады 3467 воинов и 898 пажей), Йорк в 1441 г. и шевоше Джона Бофора в Мэн и Анжу (1443 г.). Либо же экстраординарная численность армий была связана с кризисными моментами – 1430-1431 гг. (в ответ на недавние успехи французов), 1436-1437 гг. (вслед за утратой Парижа) и в 1450 г., когда судьба Ланкастерской Нормандии висела на волоске.

Тактика Столетней войны: англичане 1

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Известные полководцы
Интересные факты

Березовский Вадим Леонидович. У ист

News image

Березовский Вадим Леонидович – подводник, с 1970 года Герой Совет...

Герой Советского Союза и замечатель

News image

Владимир Иванович Матвеев – капитан, отличный командир эскадрильи 154-ого авиационного ...

Авторизация



Полководцы мира

Дожа Дьердь (Dozsa)

News image

Дожа Дьердь (Dozsa) 1475 – 1514 руководитель крестьянского восстания в Венгрии в XVI в. В XVI ве...

Тамерлан (Тимур). Жизнеописание

News image

Тимур (Тимур-Ленг - Железный Хромец), известный завоеватель восточных земель, чье имя звучало на устах ев...