Главная - Русские полководцы - Интересные факты - Хотел ли Гитлер взять Ленинград?


Хотел ли Гитлер взять Ленинград?
Русские полководцы - Интересные факты

хотел ли гитлер взять ленинград?



После капитуляции Франции Гитлер посчитал, что наступил момент для осуществления его агрессивных планов на Востоке, достижения главной цели-сокрушения Советской России. Начальник генерального штаба сухопутных войск Ф. Гальдер получает указания от Гитлера и главнокомандующего сухопутными войсками Вальтера фон Браухича о разработке плана вторжения в Советский Союз. Командование сухопутных войск (ОКХ) в июле-декабре 1940 года разрабатывало одновременно несколько вариантов, каждый самостоятельно. Один из вариантов разрабатывался в Верховном главнокомандовании вооруженными силами Германии (ОКВ) под руководством А.Йодля и его заместителя генерала В.Варлимтона и проходил под кодовым названием «Этюд Лоссберга».Он был завершен к 15 сентября.

Уже в первых набросках оперативных планов генеральных штабов вермахта и сухопутных войск взятие Ленинграда и овладение побережьем Балтийского моря рассматривалось как первейшая цель наступления. Немецкие историки постоянно подчеркивают, что “завоевание города заняло важное место с самого начала планирования войны против Советского Союза”, “взятие Ленинграда с началом Восточного похода было для Гитлера важнейшей военной задачей”.

Правда, в первоначальных предложениях (вариант генерала Э. Маркса) содержалась идея наступления на двух направлениях - на Москву и южнее Полесья на Киев. Однако Гитлер отверг это предложение. Установка, рассматривающая захват Ленинграда как ближайшую цель войны против СССР, осталась неизменной при разработке дальнейших планов командования сухопутных войск осенью и зимой 1940-1941гг . Как одна из основных целей упоминается Ленинград в подготовительных материалах – докладе начальника генерального штаба сухопутных войск Ф. Гальдера в ставке (5 декабря 1940г.) и в оперативно-стратегических разработках генерала фон Зондерштерна (7 декабря 1940г.). Она была закреплена в плане нападения на Советский Союз – “План Барбаросса”.

В соответствии с планом войска немецких армий были сосредоточены в трех группировках: группа армий “Север”, группа армий “Центр” и группа армий “Юг”. Группа армий “Север” должна была, наступая из Восточной Пруссии во взаимодействии с группой армий “Центр”, уничтожить советские войска, сражавшиеся в Прибалтике. “Лишь после обеспечения этой неотложной задачи, которая должна завершиться захватом (захватом, а не окружением – авт.) Ленинграда и Кронштадта, - говорится в директиве, - следует продолжать наступательные операции по овладению важнейшим центром коммуникаций и оборонной промышленности – Москвой”.

Гитлер неоднократно подчеркивал необходимость первоочередного взятия Ленинграда. В протоколе совещания ОКВ 3 февраля 1941 г. по поводу плана “Барбаросса” указывается: “фюрер, в общем, и целом с операциями согласен. При детальной разработке иметь в виду главную цель: овладеть Прибалтикой и Ленинградом”. Выступая на совещании высшего руководства вермахта в рейхсканцелярии 14 июля 1941 г., то есть непосредственно перед нападением на СССР, Гитлер назвал “… взятие Ленинграда, также как и завоевание Украины, индустриальной Донецкой области и нефтеносных районов Кавказа, одной из решающих оперативных целей новой войны”. Таким образом, фашисты намеревались взять Москву лишь после того, как падет Ленинград.

И в ходе войны Гитлер постоянно возвращается к этому вопросу и подчеркивает, что вместо непосредственного наступления на Москву, он считает необходимым направить силы для захвата Ленинграда. Планы фюрера сводились к неизменному желанию тем или иным способом овладеть городом на Неве. 17 июля 1941 г. в высказываниях Гитлера впервые встречается термин “окружить”. Однако речь в этом случае идет лишь о подготовительном шаге к захвату города. Всего через три дня во время посещения 21 июля группы армий “Север” он дает указание “Возможно скорее овладеть Ленинградом и очистить от противника Финский залив”.

В конце июля 1941 г. в немецком верховном командовании возникли первые крупные разногласия по поводу дальнейшей стратегии: продолжать ли наступление на Москву или немедленно наносить удар на Ленинград и Украину. Гитлер однозначно отдавал приоритет наступлению на Ленинград и повторил это решение в директиве № 34 от 30 июля. 4 августа в штабе группы армий “Центр” фюрер говорил, что “определяющим является задача лишить противника жизненно важных районов. Первая достижимая цель – Ленинград и русское побережье Балтийского моря в связи с тем, что в этом районе имеется большое число промышленных предприятий, а в самом Ленинграде находится единственный завод по производству сверхтяжелых танков, а также в связи с необходимостью устранения русского флота на Балтийском море”.

18 августа главнокомандующий сухопутными войсками генерал-фельдмаршал В.фон Браухич представил Гитлеру подготовленный генеральным штабом меморандум, в котором обосновал неотложность задачи наступления на Москву. “Эффект был подобен взрыву”, - приводит У. Ширер слова генерала Гальдера. - Взбешенный Гитлер 21 августа издает директиву, в которой указано: “Предложения главного командования сухопутных войск от 18.8 о продолжении операций на Востоке расходятся с моими планами

1. Важнейшей задачей до наступления зимы является не захват Москвы, а захват Крыма, промышленных и угольных районов на реке Донец и блокировка путей подвоза русскими нефти с Кавказа. На севере такой задачей является окружение Ленинграда и соединение с финскими войсками”. А 22 августа фюрер в письме военному руководству разъясняет генералам, что завоевание Ленинграда, который он расценивает как важнейшую область СССР , также как и овладение, индустриальными областями Украины, рассматривается как центральная часть войны”.

Намечая в качестве одной из первоочередных стратегических задач захват Ленинграда, Гитлер учитывал его огромное значение как крупного политического, экономического и военно-стратегического центра.

Ленинград – второй по величине город Советского союза, крупнейший культурный и промышленный центр, где по утверждению И.В. Сталина , возможно преувеличенному, было сосредоточено почти 30% военного производства. По стоимости валового выпуска промышленных изделий Ленинград в 1940 году занимал второе место после Москвы. Ленинградские предприятия производили почти четверть продукции тяжелого машиностроения и свыше трети электротехнической продукции страны. Ленинград был крупнейшим центром судостроения, а ленинградский порт занимал важное место во внешней торговле страны. И идея Гитлера заключалась в том, чтобы лишить Советский Союз его промышленных центров, способных снабжать армию новым вооружением и боеприпасами.

Нацисты хорошо понимали, что в случае падения Ленинграда положение Кронштадта – последней базы нашего военно-морского флота на Балтике – становилось безвыходным. Взяв Ленинград, немцы неизбежно овладевали и Балтийским флотом, который могли использовать против союзников, чего боялось правительство Великобритании. Кроме того, немцы были озабочены тем, что именно боевые корабли советского флота препятствовали важнейшим перевозкам Германии из скандинавских стран. Это обстоятельство очень четко отмечено в документах вермахта. Так, 21 июля 1941 г. Гитлер указывал командованию группы армий “Север”: “Необходимо возможно скорее овладеть Ленинградом и очистить от противника Финский залив, чтобы парализовать русский флот. От этого зависит нормальный подвоз руды из Щвеции”. Небогатая сырьевыми ресурсами Германия могла продолжить войну, только при условии нормальной работы своих транспортных, железнодорожных и морских коммуникаций, Одну из них и перекрывал Балтийский флот, с базой Кронштадт – Ленинград.

Немецкое командование рассчитывало, что результатом сдачи Ленинграда являлось бы объединение войск вермахта с финской армией. Еще 21 декабря 1940 г. Гитлер говорил начальнику штаба оперативного руководства, что “силы, предназначенные для овладения районом Балтийского моря , по выполнению этой задачи полностью высвободятся, так как после уничтожения русских там не может возникнуть вообще никакого фронта. Это большой выигрыш”. Под “выигрышем” имелось в виду освобождение германских и финских войск для выполнения других задач. Эти объединенные силы получали бы возможность вырваться на оперативный простор восточней Ладожского озера. Такой прорыв в направлении Вологды и далее мог привести к нарушению железнодорожной связи между Мурманском и страной и блокировку перевозок из Архангельска и Мурманска. Уже тогда Гитлер предвидел возможность “англо-русского сотрудничества” и пытался его не допустить в Заполярье. И, наконец, командование вермахта учитывало, что с падением Ленинграда немецкие войска получают беспрепятственный выход на просторы севера страны и они могли быть брошены на Москву с севера, что изменило бы всю стратегическую обстановку на советско-германском фронте. Нелишне привести оценку складывающегося положения, данную Г.К.Жуковым. “Для нас потеря Ленинграда во всех отношениях, - пишет он, - было бы серьезным осложнением стратегической обстановки. В случае захвата города врагом и соединения здесь германских и финских войск нам пришлось бы создать новый фронт, чтобы оборонять Москву с севера и израсходовать при этом стратегические резервы, которые готовились Ставкой для защиты столицы”.

Намечая в качестве первоочередной стратегической задачи захват Ленинграда, германское командование преследовало не только военные и экономические цели, о которых уже шла речь. Гитлер видел в Ленинграде бастион большевизма. В июле 1941 г. при посещении штаба группы армий “Север” фюрер подчеркивал, что сокрушение Ленинграда означало бы уничтожение одного из символов революции, являвшегося наиболее важным для русского народа на протяжении последних 24 лет. Он разъяснял генералам, что со взятием Ленинграда “дух славянского народа в результате тяжелого воздействия боев будет серьезно подорван, а с падением Ленинграда может наступить катастрофа”.

Следует отметить еще одно обстоятельство, не нашедшее пока достаточного отражения в нашей литературе. Гитлер люто ненавидел Ленинград. Немецкие историки пишут, что Ленинград оказывал на Гитлера особое воздействие. “Он считал его не только городом, в котором родилось большевистское правительство СССР , но и [воспринимал его] как прежний самодержавный Санкт-Петербург, символизировавший русское могущество и притязания на господство на территориях в бассейне Балтийского моря”.

Это было, как замечал Г.Солсбери , “древнее, тевтонское, мистическое чувство к Балтике. Немцы веками считали, что Балтика – их море. Когда то они здесь господствовали с помощью воинственных тевтонских рыцарей и ловких ганзейских купцов. Для Гитлера Ленинград был не только местом возникновения революционного коммунизма, но и Санкт-Петербургом, столицей, крепостью, созданной Петром как основа русского могущества на Балтике”. Поэтому с самого начала планирования войны против Советского Союза, затем закрепленный в плане “Барбаросса”, Ленинград и район Балтийского моря стали для Гитлера непреодолимой “навязчивой идеей”.

Особые стремления Гитлера овладеть Ленинградом отмечали немецкие генералы, причастные к подготовке планов нападения на Советский Союз и их осуществлению Ф. Паулюс, назначенный заместителем начальника Генерального штаба, которому было поручено свести все планы воедино и учесть замечания фюрера, писал впоследствии о намерениях и целях военно-политического руководства Германии в начале кампании 1941 г.: “Особое значение в планах ОКВ придавалось взятию Москвы. Однако взятию Москвы должно было предшествовать взятие Ленинграда. Взятие Ленинграда преследовало несколько военных целей: ликвидация основных баз русского Балтийского флота, вывод из строя военной промышленности этого города и ликвидация Ленинграда как пункта сосредоточения для контрнаступления против немецких войск, наступающих на Москву”. “Стратегические цели Гитлера, - подчеркивал генерал-фельдмаршал Е. Манштейн, - покоились преимущественно на политических и военно-экономических соображениях. Это был в первую очередь захват Ленинграда, который он рассматривал как колыбель большевизма и который должен был принести ему одновременно и связь с финнами и господство над Прибалтикой”.

Таким образом, Ленинград являлся важнейшим объектом на направлении главного стратегического удара немецко-фашистской армии. От устойчивости его обороны в значительной мере зависел ход войны и возможность нашей победы над врагом.

Стремясь достигнуть наибольшего превосходства в силах и средствах, германское командование, исходя из поставленной задачи и оценки сил советских войск в Прибалтике, сосредоточило в группе армий “Север” 18-ю и 16-ю полевые армии, 4-ю танковую группу. Ее боевые действия поддерживал 1-й воздушный флот. В составе группировки, направленный против войск Прибалтийского военного округа, имелось 42 дивизии, в том числе семь танковых и шесть моторизованных, общей численностью около 725 тыс. солдат и офицеров, более 13 тыс. орудий и минометов, не менее 1500 танков. Некоторые историки, а особенно журналисты иногда утверждают, что нацеленная на выполнение ближайшей стратегической задачи – овладение Ленинградом – группа армий “Cевер” по своим силам уступала группам армий “Центр” и “Юг”. Подобные суждения не учитывают ширину фронта наступления основных группировок вермахта. Группа армий “Север” рвалась вперед на более узком участке фронта. Отсюда плотность ее боевых порядков была почти вдвое больше чем у двух других группировок (“Центр” и “Юг”).

К тому же известно, (хотя почему-то в литературе не всегда указывается), по левому флангу, прикрывавшему направление на Ленинград нашего Северо-Западного фронта, удар намечался не группой “Север”, а соединениями 3-й танковой группы и 9-й полевой армии из группы “Центр”. В директиве по стратегическому сосредоточению и развертыванию войск (план “Барбаросса”) говорилось: “Севернее Припятских болот наступает группа армий “Центр”… Введя в бой мощные танковые соединения, она осуществляет прорыв из района Варшавы и Суволок в направлении Смоленска; поворачивает затем танковые войска на Север, уничтожает совместно с группой армии “Север”, наступающий из Восточной Пруссии в общем направлении на Ленинград, советские войска, находящиеся в Прибалтике”. Весь этот таран на узком участке был самым мощным – в сравнении с центральным и юго-восточным направлениями. К 10 июля 1941 г., к началу непосредственно Ленинградской битвы, группа армий “Север” превосходила войска Северо-Западного фронта по пехоте в 2,4 раза, по орудиям – в 4 раза, по минометам – в 5,8 раза, по танкам в 1,2 раза. Авиация противника по количеству и качеству самолетов превосходила силы Северо-Западного фронта.

В войне против Советского союза на стороне Германии участвовала Финляндия. Финской армии планом “Барбаросса” четко определялось ленинградское стратегическое направление. Ей ставилась задача “возможно быстрее захватить полуостров Ханко и прикрыть развертывание немецких войск в Северной Финляндии не позже того момента, когда войсками группы армий “Север” будет форсирована река Двина, атаковать советские войска на юго-восточном участке финского фронта, нанести главный удар восточнее или западнее Ладожского озера … и поддержать войска группы армий “Север” при уничтожении ею противника”. Иными словами, финские войска должны были продвигаться на юг на встречу немецкой группе армий “Север” для соединения с ней.

Всего в Финляндии были развернуты 21 дивизии и 3 бригады, в которых насчитывалось более 325 тыс. человек, около 4 тыс. орудий и минометов всех калибров. Их поддерживали с воздуха 5-й воздушный флот Германии (240 самолетов) и финские военно-воздушные силы (307 самолетов).

Бросив на Ленинград огромные силы, германское командование рассчитывало в минимально короткие сроки овладеть городом. Эта уверенность была так велика, что Гитлер даже заявил, что “через три недели мы будем в Петербурге”. В обстановке эйфории, вызванной первыми крупными успехами, фюрер заявил 2 июля 1941 г., что война практически выиграна. Он рассчитывал “через 14 дней или самое большое через четыре недели овладеть Москвой и Ленинградом”, а геббельсовская пропаганда утверждала, что “захват Ленинграда является вопросом нескольких дней”. Как сообщает немецкий историк У. Альвенстебен, “уже в июле были предусмотрены победные парады после завоевания Москвы и Ленинграда”. Фашисты позаботились даже о пригласительных билетах на победный банкет в гостинице “Астория”. Они были розданы офицерскому составу.

Немецкие генералы были абсолютно уверены в падении Ленинграда. Нацистская печать взахлеб расписывала, будто “бои идут на улицах города”, сообщения о “взятии” Ленинграда немецкими войсками содержались в листовках, сбрасываемых в расположении наших воинских частей и на населенные пункты прифронтовой полосы.

Да и в Финляндии были убеждены, что дни Ленинграда сочтены. 11 сентября 1941 года газета “Ууси Суоми” писала: “Когда немецкие войска захватили восточнее Петрограда Мгу, а финские войска достигли Свири, судьба Петрограда была решена”. Более того, в это время была подготовлена специальная речь по финскому радио, которая должна была быть произнесена уже после падения Ленинграда. В ней говорилось: “Пала впервые в своей истории некогда столь великолепная российская столица, находящаяся вблизи наших границ. Это известие, как и ожидалось, подняло дух каждого финна”.

Надежды нацистов не оправдались. Они жестоко ошиблись. Немецким солдатам и офицерам так и не удалось пройти по ленинградским площадям и улицам. Они проделали это позже, но шли они в 1944 году не парадным маршем, а в колоннах военнопленных, опустив глаза под суровыми взглядами ленинградцев. В сентябре 1941 года советские войска сорвали все попытки германского командования овладеть Ленинградом и заставили врага перейти к обороне.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Известные полководцы
Интересные факты

Указ об объявлении 9 мая Праздником

News image

В ознаменование победоносного завершения Великой Отечественной войны советского народа против не...

35 дней и вся жизнь адмирала Макаро

News image

Утром 13 апреля 1904 года в двух милях от Порт-Артура на...

Авторизация



Полководцы мира

Дожа Дьердь (Dozsa)

News image

Дожа Дьердь (Dozsa) 1475 – 1514 руководитель крестьянского восстания в Венгрии в XVI в. В XVI ве...

Тамерлан (Тимур). Жизнеописание

News image

Тимур (Тимур-Ленг - Железный Хромец), известный завоеватель восточных земель, чье имя звучало на устах ев...