Главная - Вехи истории - История - Легенды и мифы военной истории


Легенды и мифы военной истории
Вехи истории - История

легенды и мифы военной истории

Ржев

Одной из узловых точек советско-германского фронта с октября 1941 по март 1943 был небольшой русский город Ржев, примерно в 200 км к западу от Москвы. До войны в нем проживало около 50 тысяч, да и сейчас там всего лишь около 70 тысяч жителей. Ржев примечателен пожалуй лишь тем, что с него начиналось судоходство по Волге. Тем не менее, единственный выезд, совершенный Сталиным во время войны в сторону фронта, был именно в район Ржева (в августе 1943). И Черчилль лично поздравил Сталина в марте 1943 со взятием этого городка - как он писал -

мне известно, какое большое значение Вы придаете освобождению этого пункта .

В труде Советские потери под редакцией генерал-полковника Кривошеева (Лондон, 1997 – перевод первого издания) называются 3 ржевские битвы - наступательные операции Красной Армии в январе-апреле 1942, в июле-августе 1942, в марте 1943. Первая операция названа стратегической, остальные две - фронтовыми.

Американский историк полковник Гланц в книге Когда титаны сталкиваются (Канзас, 1995) называет 4 ржевские битвы - добавляя наступательную операцию в ноябре-декабре 1942.

Немецкий генерал Гроссман в воспоминаниях Ржев - краеугольный камень Восточного фронта (Ржев, 1996) пишет о 6 ржевских сражениях. Первым он называет взятие Ржева немцами в октябре 1941 (согласно советской историографии - в начале Калининской оборонительной операции), второе ограничивает январем-февралем 1942, третье - немецкое наступление в первой половине июля 1942, четвертое сражение - с конца июля по октябрь 1942, пятое - ноябрь-декабрь 1942 и шестое - март 1943.

Однако и в советских источниках нет единомыслия. Так, в Великой Отечественной войне 1941-1945 (Москва, 1990) говорится о неудачном завершении 7 января 1942 Калининской наступательной операции - 22-й, 29-й и 39-й советским армиям не удалось взять Ржев, что они пытались сделать с 24 декабря 1941.

* * *

Первая Ржевско-Вяземская наступательная операция Красной Армии проводилась сразу же после Московской операции - в рамках общего советского наступления почти на всем протяжении линии фронта.

Основной удар должны были нанести Калининский и Западный фронты по немецкой группе армий Центр . По директиве Ставки Верховного Главнокомандования от 7 января 1942 года, войска этих двух фронтов должны были окружить Можайско-Гжатско-Вяземскую группировку немцев (9-ю и 4-ю танковую армии).

Для содействия Калининскому и Западному фронтам одновременно наносили удары и соседние с ними Северо-Западный и Брянский фронты.

К началу Ржевско-Вяземской операции было привлечено 67 стрелковых дивизий и 26 стрелковых бригад, 1 танковая дивизия и 20 танковых бригад, 17 кавалерийских дивизий – общей численностью 1 млн 59 тыс. человек.

Операция началась 8 января 1942 года. Войска Калининского фронта генерал-полковника Конева – пять армий и кавалерийский корпус – наступали западнее Ржева и Сычевки на Вязьму. Левое крыло Западного фронта генерала армии Жукова – три армии и кавалерийская группа Белова – ударили юго-западнее Юхнова и продвигались на соединение с Калининским фронтом. Правое крыло Западного фронта – пять армий – прорывало немецкую оборону в районе Волоколамска и Гжатска, а также через Можайск в направлении Вязьмы.

В первые дни операции 39-я, 29-я армии и 11-й кавалерийский корпус Калининского фронта успешно прошли в тыл немецких войск с севера, а кавалерийская группа Белова и 33-я армия Западного фронта – с юго-востока. Предполагалось соединение этих сил в районе Вязьмы.

Немецкие 9-я и 4-я танковая армии были уже почти окружены. Их снабжение осуществлялось только по железной дороге Смоленск-Вязьма-Ржев, которой советские войска угрожали и с севера, и с юга. Если бы эта дорога была перерезана между Смоленском и Вязьмой, то судьба этих двух немецких армий была бы решена.

Однако немцам удалось закрыть бреши после прорыва в направлении Вязьмы советских соединений, и отрезать их от основных сил своих фронтов. В конце января в полном окружении оказались 33-я армия и кавгруппа Белова. В помощь им был сброшен 4-й воздушно-десантный корпус, но это не исправило положения.

В середине января на правом фланге Западного фронта 20-й и 1-й Ударной армиям, усиленным кавкорпусом и лыжными батальонами, удалось продвинуться на 50-70 километров. Ставка Верховного Главнокомандования сочла, что наступление на этом участке идет успешно, и передала 1-я Ударную армию Северо-Западному фронту. В итоге 20-я армия не смогла развить наступление.

29 января Жуков доложил Сталину о тяжелых потерях Западного фронта и недостаточных пополнениях:

Большинство дивизий и стрелковых бригад сейчас настолько обескровлены, что не представляют никакой ударной силы. Многие дивизии имеют по 200-300 штыков, а стрелковые бригады и стрелковые полки по 50-100 штыков .

В начале февраля наступательные действия Калининского и Западного фронтов застопорились. Помимо 33-й армии и кавгруппы Белова, в полном окружении оказалась и 29-я армия.

16 февраля Ставка Верховного Главнокомандования вновь приказала Западному и Калининскому фронтам разгромить Ржевско-Вяземско-Юхновскую и Брянскую группировки немцев. Срок выполнения задачи был назначен на 5 марта.

К концу февраля удалось выйти из окружения 29-й армии. В ее составе к тому времени осталось 5.200 человек, в том числе 800 раненых.

К 5 марта советские войска смогли занять город Юхнов, но ни окружить немецкую группировку, ни хотя бы деблокировать 33-ю армию и другие окруженные части, не удалось.

20 марта Ставка Верховного Главнокомандования выпустила очередную директиву – на этот раз об ускорении разгрома Ржевско-Вяземско-Гжатской группировки противника. Срок выполнения задачи – не позднее 20 апреля.

Калининский и Западный фронты вновь, как и в феврале, были усилены стрелковыми дивизиями, танковыми бригадами, авиацией.

Очередная попытка окружить и уничтожить немецкую группировку не достигла успеха. 20 апреля 1942 года Ставка Верховного Главнокомандования приказала Калининскому и Западному фронтам перейти к обороне.

39-я армия и 11-й кавалерийский корпус Калининского фронта, 33-я армия, 1-й гвардейский кавалерийский корпус и 4-й воздушно-десантный корпус Западного фронта остались в окружении.

Безвозвратные потери советских войск в ходе первой Ржевско-Вяземской наступательной операции составили 272 тыс. человек, санитарные потери – 505 тыс.

* * *

30 июля 1942 началась первая Ржевско-Сычевская наступательная операция - против пяти корпусов 9-й немецкой армии пошли 29-я (вновь сформированная) и 30-я армии Калининского фронта и 20-я и 31-я армии Западного фронта (по Кривошееву - 345 тыс. личного состава в начале операции).

Как пишет Гроссман: они должны были стремительно разбить 9-ю армию и затем ударом на Вязьму и Смоленск разгромить группу армий Центр .

Однако и на этот раз цель не была достигнута. Советские потери по данным Кривошеева составили: безвозвратно – 51 тыс., санитарные – 142 тыс. Но, как говорится в Великой Отечественной войне 1941-1945 - советские войска вынудили противника перебросить в район операции 12 дивизий с других участков советско-германского фронта (в том числе с юга - с Кавказско-Сталинградского направления).

Немецкие войска понесли весьма большие потери. Так, по словам Гроссмана, в результате боев с 31 июля по 9 августа 1942 в одном из пехотных батальонов в строю осталось лишь 1 офицер и 22 солдата. В другом батальоне 28 августа в строю оставалось только 1 офицер и 12 солдат.

* * *

Как пишет Гроссман - осенью 1942 позиции 9-й армии генерал-полковника Моделя вызывающе выдавались вглубь территории противника и напрашивались на удары с трех направлений. В ноябре 1942 была предпринята третья попытка советского наступления – вторая Ржевско-Сычевская операция, известная также как операция Марс .

Полковник Гланц считает, что эта операция одновременно со Сталинградской операцией по замыслу советского командования должна была переломить ход всей войны.

Немецкая 9-я армия занимала выступ с вершиной возле Ржева, глубиной порядка 100 км и с шириной основания около150 км. По советским данным, в этой армии было 19 дивизий, в том числе две танковые и одна моторизованная. Общая численность армии – 140 тыс. человек, 1900 орудий и минометов, 125 танков. Однако почти сразу после начала советского наступления немцы оперативно подтянули резервы – три танковые дивизии, моторизованную и кавалерийскую.

Немцам противостояли 6 армий и несколько корпусов Калининского и Западного фронтов - 46 дивизий, 16 стрелковых и 32 танковые бригады, 6 отдельных танковых полков и несколько десятков отдельных артиллерийских и минометных полков. Общая численность советских войск – 545 тыс. человек, почти 11 тысяч орудий и минометов, более 1300 танков.

На направлениях главных ударов преимущество советских войск по личному составу было 4:1, по танкам – 10:1.

По плану операции советские войска должны были встречными ударами с запада и востока по основанию выступа осуществить окружение частей немецкой 9-й армии и затем уничтожить их. В результате был бы ликвидирован стратегически важный немецкий плацдарм, угрожавшей Москве.

Наступление началось утром 25 ноября – с запада основной удар наносила 41-я армия, с приданным 1-м мехкорпусом. Севернее наступали 22-я армия с 3-м мехкорпусом и 39-я армия. С востока основной удар наносила 20-я армия, усиленная 6-м танковым корпусом и 2-м гвардейским кавалерийским корпусом. Севернее наступала 31-я армия.

Удар в первый день наступления 41-й армии был довольно успешным. Наступая на восьмикилометровом участке фронта, армия продвинулась на 6 км. За 6 дней боев она пробилась на глубину 20-25 км, но после этого была вынуждена перейти к обороне.

Затем немцы двумя танковыми дивизиями ударили по правому флангу 41-й армии и отрезали части 1-го мехкорпуса и 6-го стрелкового корпуса, которые более двух недель были вынуждены воевать в окружении. Только к 16 декабря остатки двух корпусов смогли пробиться к своим, потеряв две трети личного состава, все танки и тяжелое вооружение.

Наступление 22-й армии успеха не достигло, хотя 3-й мехкорпус за 10 дней боев сумел вклиниться на 18 км вглубь позиций немцев. Однако корпус понес тяжелые потери и был вынужден перейти к обороне.

39-я армия сумела за 4 дня боев продвинуться на 12 км, дальнейших успехов добиться не удалось.

Таким образом, армии Калининского фронта достигли местных успехов, но полностью задачу выполнить не смогли.

Хуже обстояли дела с наступлением армий Западного фронта. 31-я армия не смогла прорвать оборону немцев, а 20-й армии, действовавшей на главном направлении, удалось сделать это только после привлечения резервов фронта. В результате удалось пробиться на восьмикилометровом участке фронта на глубину 6 км.

Однако и здесь немцы успешно нанесли фланговый удар и отсекли 2-й гвардейский кавалерийский корпус, а также остановили наступление 20-й армии.

В первых числах декабря в полосе 20-й армии были введены в действие еще 4 дивизии, однако ни расширить прорыв, ни деблокировать кавкорпус не удалось.

3 декабря в операции была задействована 30-я армия Западного фронта, однако за 5 дней боев ей удалось захватить лишь первые две траншеи обороны немцев.

8 декабря Ставка Верховного Главнокомандования приказала Калининскому и Западному фронтам продолжать наступление. Западному фронту дали 5-й танковый корпус и 4 стрелковые дивизии, Калининский фронт подкреплений не получил.

11 декабря советские войска предприняли новое наступление, но десятидневные бои закончились безрезультатно.

20 декабря войска Калининского и Западного фронтов перешли к обороне.

За 25 дней боев войска двух фронтов потеряли по официальным советским данным безвозвратно 70 тыс. человек, санитарные потери составили 145 тыс. Было потеряно 1.366 танков.

Относительно немецких потерь могу дать только оценочную цифру, основанную на потерях отдельных немецких дивизий – примерно 40 тыс. убитых, пропавших и раненых.

По мнению маршала Жукова, которое изложено в его мемуарах, основными причинами неудачи этой операции были сложный рельеф местности и недостаточное количество советских танков и артиллерии, а также быстрая переброска немцами своих резервов.

Относительно рельефа – Жуков сетовал, что немцы строили свою оборону на обратных скатах высот, что затрудняло обстрел ее советской артиллерией.

Насчет необходимого для советского наступления количества танков и артиллерии маршал ничего конкретного не сказал, но видимо пяти - или десятикратный перевес над немцами - по его мнению – был недостаточен.

О переброске немцами резервов Жуков написал, что советское командование этого просто не ожидало:

немецкое командование вопреки нашим расчетам значительно усилило здесь свои войска, перебросив их с других фронтов .

Кстати – это высказывание маршала Жукова сводит на нет нынешние весьма упорные утверждения многих российских историков о том, что целью второй Ржевско-Сычевской операции было отвлечение сил немцев от Сталинграда.

* * *

2 марта 1943, как утверждает Гроссман, немцы начали отходить из ржевского выступа, поскольку Гитлер согласился на сокращение линии фронта и высвобождение более десятка дивизий (12 немецких дивизий были направлены оттуда на Курское направление - по ВОВ 1941-1945 ).

Одновременно началась вторая Ржевско-Вяземская операция - наступление 12 советских общевойсковых армий двух фронтов (876 тыс. личного состава в начале операции) - против 6 немецких корпусов. 31 марта 1943 выступ был ликвидирован. Советские потери в этой операции по Кривошееву составили 39 тыс. человек безвозвратно и 100 тыс. санитарными.

Лето 1942 - вторая проигранная кампания Вермахта на Востоке

Стратегическое намерение провести крупное наступление с целью захвата Кавказа и нижней Волги было подтверждено Гитлером в начале января 1942 и выражено в директиве командования сухопутных сил от 12 февраля.

Целью было овладение источниками сырья - кавказской нефтью, углем восточного Донбасса, марганцевыми месторождениями в Грузии и зерновыми районами Кубани.

Приоритетом был захват месторождений нефти - по расчетам немцев, 3/4 советской добычи нефти производилось на Кавказе.

Понятно, что эта задача была весьма трудна. Во-первых, до Баку надо было пройти около 1200 км. Во-вторых, весьма желательно было захватить нефтепромыслы неповрежденными. В-третьих, предстояло обеспечить длительную оборону захваченных территорий.

Успех или неудача немецкого плана определялись тем, удастся ли уничтожить крупные силы советской армии на юге вскоре после начала операции, не позволив им отойти к Волге и Кавказу. Кроме того, успех определялся и временным фактором - как было сказано в директиве №41 - задача должна была быть выполнена в течение лета и осени.

Следует сразу заметить, что среди целей этой операции не было захвата Сталинграда. Целью был именно Кавказ. Хотя подразумевалось парализовать волжскую транспортную артерию, а также и оборонные предприятия в этом областном центре.

Также предполагалось немецким командованием, что на других участках Восточного фронта усилия будут сосредоточены на обороне - за исключением Ленинграда, который было посчитано важным взять.

Каковы же были шансы немцев на успех этой операции группы армий Юг (перед началом наступления 28 июня она была разделена на группы армий А и Б)?

В группу армий А входили 17-я и 1-я танковая армии. В группу армий Б - 6-я, 2-я венгерская, 4-я танковая и 2-я армии. В общей сложности 60 немецких дивизий, из них 16 танковых и моторизованных. К середине августа в составе этих групп армий было также 36 дивизий союзников (венгерских, румынских, итальянских) - боевую силу которых немцы принимали в расчет как вдвое меньшую, чем немецких дивизий. Согласно тогдашнему начальнику советского Генштаба А.М.Василевскому -

всего противник сосредоточил для решения первой задачи к 1 июля 1942 года 900 тыс. солдат и офицеров, более 1200 танков, свыше 17 тыс. орудий и минометов, 1640 боевых самолетов .

Им противостояли 3 советских фронта - Брянский, Юго-Западный и Южный. Согласно Кривошееву, в их составе на 28 июня было 68 стрелковых и 6 кавалерийских дивизий, 6 танковых корпусов, 20 танковых бригад, 14 стрелковых и 3 мотострелковых бригад, 6 укрепленных районов, а также Азовская флотилия.

Всего к началу наступления немцев - 1 млн. 311 тыс. красноармейцев и командиров. Подкрепления - 3 армии, 4 танковых корпуса и 20 дивизий. Это по Кривошееву. Василевский приводит другие цифры -

у нас в составе войск Брянского, Юго-Западного и Южного фронтов к тому времени насчитывалось в общей сложности 1715 тыс. человек, около 2,3 тыс. танков, 16,5 тыс. орудий и минометов, 758 боевых самолетов .

(Нетрудно посчитать соотношение сил - по данным Василевского - по живой силе 0,52 : 1,00, по танкам 0,52 : 1,00, по артиллерии 1,03 : 1,00, по авиации 2,16 : 1,00. Василевский же пришел к парадоксальному выводу, что

таким образом, по количеству людей и боевой техники наши войска на этом участке советско-германского фронта уступали врагу примерно в полтора раза .

Потом советские фронты стали лихорадочно переформировываться - были образованы или задействованы Сталинградский, Донской, Северокавказский, Закавказский фронты. По Кривошееву, с 17-25 июля на южном направлении было задействовано не менее 62 стрелковых, 8 кавалерийских дивизий, 4 танковых корпусов, 19 танковых и 19 стрелковых бригад и 3 укрепленных районов. А также Черноморский флот, Азовская и Волжская флотилии. Первоначальная численность - 1 млн. 150 тыс. бойцов и командиров. Подкрепления - 7 общевойсковых и 2 танковые армии, 87 дивизий и 60 бригад (стрелковых и танковых). Потери к концу оборонительной фазы - 96% первоначальной численности (по Кривошееву).

Примечательно - при том, что первоочередной целью немцев был Кавказ, наступать туда должны были лишь ДВЕ армии. А севернее ЧЕТЫРЕ армии должны были выйти к Дону. (Впрочем, Кейтель в своих предсмертных записках писал, что это было сделано для дезинформации противника.) Поэтому советское командование и Сталин уже после начала этого наступления немцев были по-прежнему уверены, что цель немцев - ударить по Москве, хотя и не группой армий Центр, как они ранее предполагали, а группой армий Б.

Как пишет Типпельскирх:

Роковое наступление началось. Слишком переоценивая свои силы и неизвестно почему недооценивая своего упорного противника, Гитлер бросил обе группы армий в наступление по расходящимся направлениям; их фронт, в момент наибольшего продвижения проходивший от Воронежа через Сталинград, Элисту, Моздок, Эльбрус до Туапсе, имел протяженность почти 2 тыс. км.

Однако поначалу у немцев были успехи - как пишет Василевский, немцы

прорвали оборону на стыке 13-й (генерал-майора Н.П.Пухова) и 40-й (генерал-лейтенанта артиллерии М.А.Парсегова) армий Брянского фронта и за два дня продвинулись в глубину на 40 км. Управление нашими армиями нарушилось .

К исходу 2 июля немцам удалось окружить часть сил 40-й и 21-й советских армий западнее Старого Оскола.

Василевский: К исходу 2 июля обстановка на воронежском направлении резко ухудшилась. Оборона на стыке Брянского и Юго-Западного фронтов оказалась прорванной на глубину до 80 км. Фронтовые резервы, имевшиеся на этом направлении, были втянуты в сражение. Ударная группировка врага грозила прорваться к Дону и захватить Воронеж. Чтобы помешать этому, Ставка передала из своего резерва командующему Брянским фронтом генерал-лейтенанту Ф.И.Голикову две общевойсковых армии… Одновременно в распоряжение этого фронта передавали 5-ю танковую армию (генерал-майора Лизюкова). Вместе с танковыми соединениями фронта она должна была нанести контрудар по флангу и тылу группировки немецко-фашистских войск, наступавшей на Воронеж.

… Однако танковая армия никаких задач от командования фронтом не получила. … На рассвете 4 июля я прибыл на командный пункт фронта.

… Отдав вечером 4 июля указания о порядке ввода 5-й танковой армии в сражение … я отбыл в Ставку.

Но, как показал дальнейший ход событий, 5-я танковая армия задания не выполнила.

6 июля немцы вошли в Воронеж. Однако, объявив о взятии 88 тысяч пленных и тысяче танков, немцы были разочарованы столь малыми, по сравнению с 1941 годом, цифрами. Дело в том, что к досаде немцев советское командование в отличие от 1941, изменило свою тактику - в начале июля Москва приказала войскам отступать, дабы избежать окружений. А не удерживать любой ценой позиций.

Как гласит официальная советская историография ( Великая Отечественная война Советского Союза , М., Воениздат, 1984):

отход начался в ночь на 7 июля. … К исходу 15 июля противнику удалось прорвать оборону между Доном и Северским Донцом в полосе до 170 км и выйти в большую излучину Дона. Это поставило под угрозу окружения войска Южного фронта, оборонявшиеся в Донбассе. … 24 июля соединения фронта, оставив Ростов, отошли на левый берег Дона.

17-й и 1-й танковой армиям немцев все-таки удалось дойти в августе до Кавказских гор. Были взяты Краснодар, Майкоп, Пятигорск, Моздок. Немцы подошли к Новороссийску и захватили несколько кавказских перевалов. На Эльбрусе был водружен их флаг. Однако массированно пробиться в Грузию немцам не удалось (только углубиться на 10-15 км на Клухорском и Санчароском направлениях южнее перевалов).

Стала сказываться растянутость коммуникаций - горючее немцам приходилось доставлять авиацией и даже верблюдами. Когда наступавшие на Грозный мобильные части достигли Моздока 9 августа, они затем несколько недель ожидали там топлива.

Поздней осенью немцы пытались взять Туапсе и, захватив Нальчик, вошли в пригород Орджоникидзе. При этом в Калмыкии у немцев была лишь одна моторизованная дивизия - которая должна была контролировать территорию порядка 100 тысяч кв. км. Ее передовые части находились немногим более чем в сотне километров от Астрахани, где дислоцировалась 28-я советская армия.

Очевидно, из-за остановки по техническим причинам наступления на Кавказ, немцы (точнее Гитлер) решили сосредоточиться на взятии Сталинграда. Военной необходимости в этом не было - с выходом немецких войск к Сталинграду перерезать Волжскую водно-транспортную артерию можно было и авиацией и даже артиллерией. А брать город (если уж так захотелось) им надо было раньше, в августе, ударом с юга. Немцы же начали штурм Сталинграда 13 сентября. И поначалу они достигли успехов, выйдя на берег Волги, разрезав позиции двух советских армий. Но и понесли при этом немалые потери (по признанию самих немцев).

В итоге - директива №41 не была выполнена. Не только не был взят Кавказ, но и не удалось уничтожить советские силы на юге. Кампания немцами была проиграна - еще до начала советского контрнаступления в районе Сталинграда 17 ноября 1942.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Известные полководцы
Интересные факты

«ВЕЛИК БОГ ЗЕМЛИ РУССКОЙ!..»

News image

«Будьте истинными христианами, будьте убежденными в идее беззаветного служения Царю и ...

Адмирал Г.А. Спиридов

News image

Выдающийся русский флотоводец адмирал Григорий Андреевич Спиридов родился в 1713 г....

Авторизация



Полководцы мира

Дожа Дьердь (Dozsa)

News image

Дожа Дьердь (Dozsa) 1475 – 1514 руководитель крестьянского восстания в Венгрии в XVI в. В XVI ве...

Тамерлан (Тимур). Жизнеописание

News image

Тимур (Тимур-Ленг - Железный Хромец), известный завоеватель восточных земель, чье имя звучало на устах ев...