Англия:Ополчение
Факты. События - Средневековье и рыцарство

англия:ополчение

Ополчение

Согласно Винчестерскому статуту 1285 г. (в последний раз переиздан в 1442 г.), каждый свободный человек в Англии в возрасте от 15 до 60 лет обеспечивал себя оружием согласно стоимости его земель и движимого имущества. С 40 фунтов дохода он нес службу в качестве рыцаря; с 20 фунтов – как латник. Имевший доход в 15 фунтов служил всадником в кольчуге, с мечом, шлемом и ножом (ездящая пехота, хобилар). Имея 10 фунтов, был пехотинцем в акетоне, с железным шлемом, мечом и ножом; а 2-5 фунтов – в качестве лучника с луком, мечом и ножом. Менее двух фунтов: с луком и стрелами, если же их нет – с мечом, ножом и прочим оружием, какое смогут найти. (Во второй половине XIV в. в условиях длительной Столетней войны к военной службе стали все больше привлекаться и зависимые крестьяне – вилланы.

Нормальной процедурой для созыва таких войск королем было издание Патента на набор (Commission of Array). Полномочия вербовщика обычно распространялись на все графство или на один из райдингов (округов) северного графства Йоркшир. Типичен «Патент Томасу ле Ботилье и Уильяму Уэлшу из Вулверстопа выбрать 300 пеших лучников в лесу Дин, Берклихирне и где-нибудь в другом месте графства Глостер, и вышеупомянутый Уильям должен быть их предводителем до Портсмута, к понедельнику после (дня) Св. Матвея отправиться оттуда на королевском жалованье против короля Франции» (1324 г.). Итак, назначаемое лицо (лица) обращалось к графствам и городам, чтобы те выставили людей в армию. (С 1338 г. города Оксфорд и Кембридж имели привилегию набора своих войск, вербовщикам ополчений графств доступ туда был запрещен.) Вербовщики, комиссионеры, обычно рыцари, а иногда королевские придворные, затем заполняли установленную патентом квоту, выбирая «лучших и самых достаточных, самых крепких и самых бодрых» из общей массы собравшихся на смотр. После чего они организовывали их в двадцатки, сотни, иногда и тысячи, под началом, соответственно, двадцатников, сотников и тысячников. Те же самые вербовщики дважды в год проверяли людей и их оружие. Служба исполнялась за счет отдельных лиц в границах графства, но за счет графства за границами его, до прибытия на место сбора. Вне графства или королевства – за счет короля.

Лишь в одной кампании Столетней войны (Невилс-Кросс, 1346 г.), происходившей, собственно, в Шотландии, ополчения графств и городов составляли всю английскую армию (один только Йоркшир дал 15 латников, 29 хобиларов и 3020 конных лучников), за исключением немногочисленных придворных либо гарнизонных войск. Видимо, по той причине, что контрактные войска тогда находились на континенте. Заметим, что в прочих кампаниях ополчения «пехоты» (считая и ездящих лучников) превышали численность контрактных свит сначала как 11-3:1 (1335-1338 гг.), а потом 5:2 в пользу ополчений (армия у Кале, 1347 г., и экспедиция в Ирландию, 1361 г.). Кампания 1359 г. во Франции показала, однако, что здесь «пехота» свит (включая конных лучников) превосходила вербованную пехоту как 3:1 – впервые в армии, возглавляемой королем. Тем не менее, в 1337 патенты на набор выдавались и для укомплектования свит различных лордов, и в книгах на жалованье они значатся, как воины личных свит.

Общий потенциал лучников в Англии к окончанию Столетней войны составлял примерно 15000-20000 – результаты проверки в декабре 1457 г. выявили в графствах и 10 городах Англии 10993 и 1602 лучника соответственно, и в 1453 г. парламент разрешил королю набрать 20000 лучников в городах и деревнях. Именно лучники (а за ними «вооруженные люди» и хобилары) составляли основу контингентов английского ополчения, служивших во Франции.

Кавалерию всегда собирали преимущественно лорды. Хотя Лондон выставлял латников для войн во Франции, и многие конные командиры (констебли, тысячники и сотники) должны были набираться из верхушки военнообязанных (jurati). Особую проблему представляла ездящая пехота. Несмотря на многочисленные попытки добиться от городов и графств увеличения ее числа, те, скажем так, ленились. Так, в 1336 г. пешие лучники графств превышали численность пеших лучников свит в три раза, но конные лучники графств только лишь в два.

Можно провести связь между контрактными свитами и территориальными ополчениями. Местный чиновник мог заключить соглашение для выполнения порученной ему задачи, и общины могли нанять капитана для сбора их контингентов. С другой стороны, военный контракт никогда не считался лишь частным или коммерческим делом; он мог быть следствием королевского мандата, и набор свит мог быть разрешен и стимулирован королевскими приказами.

Условия службы ополчений

Уже в 1327 г. парламент осуждал иностранную службу, противоречащую держанию, и вооружение вопреки Винчестерскому статуту. (Король тогда согласился не требовать вооружаться «иначе, чем как то было установлено во времена предков наших, королей Англии…».) Служба за пределами графств, в Шотландии и Гаскони за счет самих же графств также удостоилась порицания парламентариями короля в 1327 г. (несмотря на запрет такой практики статутом того же года), 1344 и 1346 гг., как и всевозможные поставки в армию за счет графств или общин. Сопротивление англичан привлечению их в армию проявлялось в массовом дезертирстве из набранного войска еще до начала военных действий.

Статут 1344 г. утвердил, что латники, хобилары и лучники должны пребывать на королевском жалованье (деньги шли от графств, где они были выбраны) вне королевства (terre). Набор войск за местный счет или на средства графств был запрещен в 1348 г., но палата общин жаловалась на него еще в 1371 г. В любом случае, графства сами оплачивали вооружение, одежду, лошадей, продовольствие (иногда) и дорогу к месту сбора. Наконец, Статуты 1352 г. постановили, что никто не обязан служить за границей графства за свой счет (исключая иностранное вторжение), и что вербовщики и командиры в будущем должны получать королевское жалованье для войск, собираемых ими для службы в иностранных землях. Отныне только те, кто уже держит службу латника, хобилара или лучника, обязаны были выставлять эти категории воинов.

Первые наборы ополчений (1338 г.) и лучников (1339 г.) графств для службы во Франции не предусматривали выплаты жалованья до места погрузки на суда (кроме валлийцев). В 1340 г. ополчениям для Франции в одном случае обещали жалованье после высадки, но в другом – они должны были получать его с момента отплытия. В 1345 г. лондонские лучники и чеширские ополченцы, хотя и вооруженные и оплаченные городом или графством, шли в Сандвич за счет короля. Но в других случаях жалованье войск было проблемой местных властей. Для Невилс-Кросской кампании (1346 г.) Йоркшир и Ланкашир каждый выплатили восьмидневное жалованье своим войскам. Весной 1347 г. войска для Кале набирались, «чтобы идти на жалованье короля». Вербовщики графств собрали значительные суммы на расходы при руководстве этими солдатами. Поздние подкрепления под Кале должны были оплачиваться из королевской казны с момента оставления графства. Ополчения для Франции 1350 г. должны были оплачиваться от Сандвича, т.е. до погрузки на суда солдаты денег не получали, как и в 1359 г. (Хотя чеширские и валлийские ополченцы экспедиции Черного Принца в 1355-1356 гг. оплачивались на определенный срок марша к месту сбора.) Кентские подкрепления для Кале (1362 г.) получили плату по прибытии, но в 1360 г. отряды из Кента, Суррея, Суссекса и Эссекса вооружались и оплачивались из средств графств. В последующие годы лондонский контингент получал оружие от города, а жалованье во время пути – от короля. Что касается жалованья ополчений шевоше 1366-1376 гг., то лучники, отправленные принцу Уэльскому и Джону Гонту (1366 г.) и добровольцы у Ноллиса (1370 г.) шли за счет принцев и сэра Роберта. Но в экспедиции Ланкастера (1369 г.) и Уорвика-Суффолка (1370 г.) лучники графств и «вооруженные» добирались до портов отбытия на средства графств.

Эдуард III разрешил (в 1336-1337, 1340, 1344, 1346 гг.) практику заместителей (т.е. находить воина, но не служить самому). Это касалось, прежде всего, больных, старых и признанных негодными, и, несомненно, больше отвечало условиям войн на континенте. В апреле 1338 г. клирики должны были найти латников, хобиларов и лучников (в соответствии с расценкой их земель) для защиты острова Уайт. И в 1369 г. король призвал и мирян, и клириков вооружиться против французского вторжения. Он же начинает проводить специальные наборы отборной группы ополченцев с особым комплектом вооружения, вместо того, чтобы изменять расписание обложения всей общины (как, например, отборные хобилары сотен Ланкашира в железных перчатках 1332 г.). После 1330-х гг. ссылки на Винчестерский статут встречаются все реже. Эдуард пытался перевооружить на манер хобиларов конных ополченцев и конных лучников, и заменить пеших стрелков ездящими. Статус конных лучников и хобиларов начинает соответствовать 5-15-фунтовому уровню обложения по Винчестерскому статуту.

Подобное расширение статута и принцип заместительства стали основой эксперимента 1346 г., когда были набраны войска для службы во Франции согласно стоимости их земель. В октябре 1344 г. вербовщикам велено было составить к январю 1345 г. списки всех светских лиц с доходами до 1000 фунтов ренты в год и следующую с них соответственно службу. 9 января на основании их отчетов вышел рескрипт об оружии. Согласно ему, землевладелец с двумя фунтами дохода должен был выставить лучника, а с пятью фунтами – служить лично в качестве конного лучника. С 10 ф. – выставлял хобилара, с 25 ф. – латника, с 50 ф. – служил лично латником и еще находил второго латника, со 100 ф. служил лично латником, еще с тремя другими. И т.д., до 1000 ф. в соответствующих пропорциях.

Новое обложение, ставшее основой для набора латников и лучников, годных для заморской службы, между 16 и 60 годами, вышло семь месяцев спустя. Основой его был еще Винчестерский статут. Так, в Босмерской сотне облагались два вербовщика, один на 20 ф. (латник), другой на 10 (кольчуга, железная шапка, меч, нож и лошадь). Констебли сотни (двухфунтовики) – топор, меч и нож. Из четырех латников один (с 30 либратами земли) должен был выставить латника, трое (каждый по пять ф.) – акетон, бацинет, меч и нож, как и двое клириков (по пять ф.). Два двухфунтовых держателя должны иметь лук со стрелами, меч и нож, один десятимарковый держатель – выставить латника (homo armatus). Затем следовали двадцатки тех, кто победнее. Последняя группа имела различное оружие, как правило, древковое («гизарма»), нож и меч. 26 февраля 1346 г. рескрипт ввел новый принцип обложения для заморской службы. Те, кто имел доход в два ф., должен был доставить короне лучника, а с пятью ф. – конного лучника выставлял, но не был им, как в 1345. С 10 ф. – давал одного хобилара, с 20 ф. – двух, с 25 ф. – латника, с 30 ф. – латника и конного лучника, с 40 ф. – латника, хобилара и конного лучника, с 50 ф. – двух латников, со 100 ф. – четырех. И так далее. Ранее, 3 февраля, приказано было графу Богуну и 22 прочим валлийским лордам набирать валлийцев – половина с луками, половина с копьями. Гай де Брайан, блюститель замка Сент-Бриавелс в лесу Дин, получил приказ набрать и отправить в Портсмут 40 минеров, а 30 марта было послано шерифу Лондона за Эндрю Лефевром, кузнецом Тауэра, и 12 мастерами-кузнецами и ремесленниками.

Набранные таким образом войска должны были прибыть в Портсмут к середине Великого Поста. 28 марта во все южные графства были назначены вербовщики, с полномочиями выбирать замену негодным к службе и неточно вооруженным. Ричард де Актон должен был набрать 120 лучников в Сомерсете, Ричард Тэлбот – 160 в Герефордшире, Сент-Аманд – 60 в Бедфордшире, Джон ле Стрэндж – 200 в Шропшире, Уильям де Ласи и Питер Монтфор – по 160 каждый в Уорикшире, Ральф Бассет – 20 в Лестершире, Джон Говард – 200 в Норфолке, Джон Керзон – 200 в своем Норфолке, Джон де Саттон – 200 в Эссексе, Томас Уэйк – 200 в Нортгемптоншире и т.д.

Согласно хронике Муримита, этот сбор войск для заморской службы вызвал яростное сопротивление жителей королевства, в результате большинство этих воинов не годилось для службы, как в физическом отношении, так и по качеству своего оружия. Поэтому живо обнародовали приказы отклонять таких и брать штрафы с тех, кто предпочитал вовсе не идти в армию. Недовольство общин усилилось благодаря набору ополченцев прибрежных графств и повелению выставить латников и квот лучников общинам графств (август 1345 г.) и городов (февраль 1346 г.), вооруженных и доставленных в Портсмут за счет местных властей. Собирали продовольствие, а еще луки и стрелы для войска. В итоге в сентябре палата общин выразила свой протест и подала прошение против таких обязанностей общин как «латники, хобилары-лучники и продовольствие» без согласия парламента. Король отделался отговоркой, что такие сборы не станут прецедентом. И в ноябре приказал ускорить отправку в Кале латников, «вооруженных людей» (ездящая пехота) и лучников. Всего их было набрано и выслано под Кале примерно 23000 человек. Но со временем петиции общин возымели действие, и в 1352 г. от короны последовало обещание не принуждать никого снаряжать воинов за свой счет, «если это не будет по общему согласию парламента».

Патенты на набор в графствах и городах были важным источником пеших стрелков для армии Эдуарда в его экспедициях на континент в 1338, 1340, 1342 и 1346-1347 гг. и конных лучников – в экспедиции 1359 года. В 1342 г. (Бретань) в армии короля находились свыше 900 лучников от 16 графств и еще около 270 были набраны городами. В 1351 г. значительное количество лучников графств было собрано вербовщиками для участия в королевской экспедиции (и столько же в 1352 г.). Некоторые могли отплыть с графом Уорвиком на помощь Сен-Жан д’Анжели. Для экспедиции 1359 г. пехоту созывали в графствах Уэльса и Англии. 12 января были выданы патенты на набор 2770 пеших лучников в различных графствах, но 6 июня король переменил планы, и велел набирать вместо пеших меньшее количество (990) конных лучников. Лондон попросили выставить 150 конных лучников вместо 200 пеших, но город предпочел откупиться, заплатив 500 фунтов. 4 августа вербовщикам велено было высылать свои контингенты в Сандвич. Вооружение и дорога до места сбора оплачивались графствами. Всего для этой кампании набрали приблизительно 1150 конных лучников. Набор 1346/7 г. был крупнейшим и последним случаем такого широкомасштабного употребления ополчений во Франции. Если тогда соотношение ополченцев и солдат свит составляло 5:2, то в кампании 1359 г. уже лишь 2:3. В 1360 г. порты и города внутренней Англии обязались снарядить 80 кораблей и 14000 человек, включая лучников, для экспедиции во Францию.

Позднее таких больших ополчений для Франции больше не было. В мае 1369 г. Роберт Мортон и Роджер Билер получили патент на набор 100 лучников для армии короля (они потом служили во Франции с Ланкастером отдельно от свит). Сэр Джон Берли и Ричард Форестер тоже набирали лучников по патенту для этого похода. Всего, вероятно, в 1369 г. лучников-ополченцев было несколько сотен. Но в 1373 г. вербовщики созывали лучников, которые служили в составе контрактной свиты герцога Ланкастера. 14 марта сэру Джону Ботелеру и еще трем ланкаширским чиновникам был выдан патент на набор 200 конных лучников в этом регионе. В северном и западном райдингах Йоркшира вассалы и чиновники герцога собрали еще 100 лучников. Спустя месяц управляющим герцога в Дербишире и Стаффордшире велено выплатить 40 шиллингов каждому стрелку и проинформировать об этом военного казначея свиты Ланкастера. Вероятно, в этом случае герцог использовал свое влияние, чтобы добиться полномочий на призыв людей по патенту, дабы сэкономить время и избавиться от лишних проблем. Граф Солсбери в 1427 г. приказал находящимся под его началом капитанам всех лучников, из какого бы графства они не прибыли, являться на совет капитанов и собираться на смотр со своими подчиненными при необходимости. Другими словами, командиры ополченцев не должны были действовать отдельно от контрактных войск.

Но воевавшие во Франции войска набирались преимущественно по контракту. Как пишет Альберт Принс, «именно свита, основанная на договоре-инденше, а не насильно завербованные патентом на набор люди, вытеснила феодальное ополчение и составила основу армий Столетней войны».

После смерти Эдуарда III ополчения городов и графств окончательно вернулись к своей вспомогательной и локальной роли. При Ланкастерах коммунальные ополчения использовались преимущественно для обороны страны, как в 1415 г.

Лондонское ополчение

В 1337 г. город должен был послать в Гасконь 500 пехотинцев в доспехах, но число их затем сократили до 200, чтобы добиться лучшего качества, прочие были освобождены от службы по просьбе мэра. 11 мая 1338 г. королевский совет узнавал у мэра и олдерменов, сколько людей они готовы выслать во Францию. План вооружения и денежного обложения всех домовладельцев пришлось изменять, поскольку многие лондонцы уже отправились на войну в составе свит лордов. Каждый район города обложили для внесения определенного числа солдат. Всего Лондон выставил контингент в 40 латников и 60 лучников с сотником. В конце этого года лондонцы подали прошение в Совет с просьбой дозволить олдерменам и горожанам, призванным для заморской службы, остаться дома для защиты города. Хотя король, как и раньше, требовал от Лондона 300 воинов (1344 г.), т.е. около 1 % населения столицы (до 40000), всякий раз ему приходилось идти на компромисс. Так, известно, что для кампании Креси город уступил только 80 лучников. Но в 1351 и 1352 гг. Лондон доставляет монарху триста стрелков. С 1347 г. добровольцы, вооруженные за счет округов города и собранные за счет налогов (как в 1372) начали заменять призываемых по набору. В XV в. новым фактором стали ливрейные компании (торговые корпорации, носившие одежду определенного цвета) Лондона, Суссекса и Кента, собиравшие по просьбе глав городов войска для защиты Кале в 1437 г.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Известные полководцы
Интересные факты

Доний Захар Афанасьевич

News image

Доний Захар Афанасьевич был старшиной, а также командиром взвода связи ...

Русско-турецкая война. 1787—1791. И

News image

Турция не желала мириться с утратой безраздельного господства на Черном море...

Авторизация



Полководцы мира

Дожа Дьердь (Dozsa)

News image

Дожа Дьердь (Dozsa) 1475 – 1514 руководитель крестьянского восстания в Венгрии в XVI в. В XVI ве...

Тамерлан (Тимур). Жизнеописание

News image

Тимур (Тимур-Ленг - Железный Хромец), известный завоеватель восточных земель, чье имя звучало на устах ев...